Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

обычный

"Самоубийца" (окончание)

Постскриптум отца Фёдора


  - Вас, верно, голубчик, удивляет моя реакция на рассказ… А вот вас самого не удивило, что ни малейшей жалости не вызвал у вас этот… Андрейка?... Ну, хорошо, хорошо… Да, что тут скажешь…
 
Collapse )
обычный

Сергей Яковлевич (глава 17-я). Прощание...

Триптих.

Триптих

        Рассказ мой подходит к завершению. Это не значит, что я больше не вернусь к воспоминаниям о Старике, но пока… В общем, пора остановиться…

     Сергей Яковлевич не раз говорил, что больше всего боится как-нибудь упасть у себя в квартире и больше не встать. Его здорово покачивало в последние годы. Несколько раз он при мне падал при неудачном повороте, и я еле успевал подхватить его. Но Старик дряхлел очень медленно. Достаточно сказать, что лет в 98 он выволок на лестницу пьяного парня, вломившегося к нему в квартиру. Чем ужасно гордился, конечно.
     И всё же он упал. Именно так, как боялся – то есть рухнул и больше уже не вставал. Это было закономерно, в сто лет достаточно лишь лёгкого толчка, секундной потери равновесия и…
     Пролежал он девять дней. Эти дни я провёл с ним, разумеется. Правда умер он не на моих руках. Я уехал на работу, оставив его с одним моим знакомым, и тот, когда я был в пути, позвонил мне и сказал:
     - Он умер, Миш…
   
Collapse )
обычный

Брассенсушка-браток...

Брассенс 2


     В 2012-м году в лирушном дневнике я написал.
   
    "Как ни грустно, а теперь я уже вынужден попрощаться с Брассенсом. Всё просто: часть его песен не переведены вовсе, часть же их переведены, но меня не вдохновляют. Тем более, мне, чтобы переложить их на русский по-своему, – необходимо как минимум 2-3 варианта перевода. И ещё, желательно, подстрочник. Я ведь не владею французским…

Collapse )


 

обычный

Батюшка (продолжение)

9d54fa7ecf[1]


          Не хочу, чтобы создалось впечатление, что батюшка был этаким «нетипичным священником», остроумцем, лёгким человеком. Нет, как и Октавио, он был гениальным пастырем! Что значит «гениальным»? Это значит, что люди, его знавшие, становились другими – раз и навсегда. Сохраняя все свои недостатки, слабости, но всё же – другими. Как-то встретился в храме с одним священником, близко знавшим батюшку. Священник этот видел меня давно, когда я был юношей. Не узнал, конечно, и, когда я подошёл за благословением, заговорил со мной надменно, даже грубо. Я напомнил ему, что я тот самый Михаил, сын Елены, духовный сын отца Все…
     -А-ах, это вы-ы!!!..
     Как он преобразился! Как просиял! Как стремительно слетели с него важность и поповский апломб! И не только в том дело, что ему неловко стало – общие знакомые и вообще… Не-ет, когда он просиял, в лице его отразился тот свет… Ну да, в смысле – Царство Небесное и Свет, исходивший от отца Всеволода на всех-всех, кто имел счастье с ним общаться…
      Во-о-от…
Collapse )
обычный

Батюшка (начало)

1

Отец Всеволод Шпиллер


     К сожалению, к величайшему моему сожалению, об отце Всеволоде я не могу написать полноценные воспоминания, как об Октавио… Когда о. Всеволод умер, мне было лет четырнадцать. Да ещё последние годы жизни батюшка был тщательнейшим образом ограждён от своей паствы группкой «приближённых лиц». Он был стар и тяжко болен, а эти два-три человека, вроде как, следили, чтобы батюшка не утомлялся. На деле же им, я думаю, просто «не хотелось делиться» отцом Всеволодом. В общем, обычная история…
     Короче, я был слишком мал, когда батюшка был доступен. Потому личных воспоминаний у меня совсем мало. Например, помню очень хорошо, как мы втроём – мама, Сева и я – сидим в полутёмной комнате не то в часовне, не то в какой-то постройке рядом с храмом, и о. Всеволод исповедует нас с братом. По очереди, разумеется, но почему-то в присутствии мамы…
     Когда он что-то объясняет мне, я, по своей тогдашней привычке, смотрю вниз и в сторону. Мама говорит: «Ты бы хоть на батюшку посмотрел, Миш!» «Оставь его,- тихо, но твёрдо произносит он.- Пусть смотрит, куда хочет…»
Collapse )
обычный

Воспоминания об отце Октавио (продолжение)

Октавио  



      Октавио не любили многие. То, что у него было великое множество духовных  чад, друзей и обожателей – это понятно. Но врагов тоже хватало. Со мной он не обсуждал их, видя, насколько слаб мой интерес к институтским делам и к его «общественной деятельности». Но маме моей он, в частности, говорил о неприязненном к нему отношении некоторых коллег. И не только коллег! Иезуит, католик, популярная личность, проповедник свободы и широты взглядов… Ну, как такого не возненавидеть!

    Впрочем, это тема отдельная и непростая. Завершая (пока!) мой рассказ об отце Октавио, хочу привести несколько цитат из расшифрованной аудиозаписи, сделанной мной, когда он приехал к нам домой – попрощаться перед отъездом в Мексику. В Москву потом он уже не вернулся…

Collapse )

обычный

"Семья Топтуновых" (Часть Пятая и последняя)

Христос в Эммаусе


                                                  5

    - Нет, я всё же не могу понять, отец Фёдор, сходятся, женятся, живут вместе… А зачем? Много вы видели счастливых семей? Вот ещё рожают… И довольно многие этим увлекаются… А детишек вообще-то жалко. Много они хо…

    - Простите, что перебиваю, но эк вас на семейном вопросе заклинило! Может, вы о чём-то другом сказать хотите, но не решаетесь?

    - И о другом хочу, и об этом…

    - Ну, попробуйте тогда «о другом»…

Collapse )

обычный

"Семья Топтуновых" (Часть Четвёртая)

Христос в Эммаусе


                                                       4

    Мало, всё-таки, счастливых семей!.. И в каждой несчастливой есть один член семьи, который особенно несчастен. И отец Фёдор точно знал: у Топтуновых  - это мама, Аннушка. И, как уже было сказано ранее, самое досадное было то, что физически, телесно, молодая женщина выглядела на редкость здоровой, свежей, полноценной. Кожа лица у неё была младенчески нежная, розово светящаяся… Но глаза такие тоскливые!.. И такое напряжение во всей крупной, убийственно скромно одетой фигуре! Отец Фёдор долго не мог подобрать точное сравнение, наконец, нашёл. Анна выглядела как роскошный букет, поставленный в ржавый бидон, с которым советские старухи таскались по утрам за молоком. И, судя по всему, вода в бидоне отсутствовала, и вот-вот должно было начаться увядание… Смотреть на это было несносно…

Collapse )