korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

"Мой алфавит"

Моментальный снимок 17 (28.12.2011 18-51)



                                            Н


Настоящее. В смысле – неподдельное. Истинное. Ну, например, «настоящее» искусство. Да, Сикстинская Мадонна Рафаэля, так чудесно описанная Жуковским. Там, в этой картине, так спокойно и легко дышится… Смотря картину, мы входим в неё. И, войдя в это полотно Рафаэля, мы обретаем новое дыханье. Точнее – новую возможность дышать. Ты думаешь: «Надо же… оказывается есть иной способ дышать… С каждым вздохом всё выше отрываясь от земли…» И какой блаженный покой овладевает душой!.. Как благоговейно следишь за колебанием одежд в клубящихся облаках!.. Одежды медленно наполняются ветром, как паруса… Я думаю: если это Прекрасное собирается отплыть куда-то, то… неужели без меня? Заслужил ли я…
    А ненастоящее – это картина из худсалона. Там, в пейзаже, чересчур синее небо и чересчур зелёная трава. И слишком бело-чёрные берёзы. Там нет вообще никакого воздуха. Небо синее. Оно выкрашено, как забор – просто, густо, бездумно. А трава топорщится, как ворс выстиранного ковра. Зелень её отравляющая: из вставших дыбом травинок сочится жёлтый яд… И берёзы – как ноги николаевских солдат в белых лосинах и чёрных сапожищах… И сверху ещё всё покрыто жирно сверкающим лаком. « Пейзаж, крытый лаком – Присыпкину лаком!»
     Или вот ещё актёры. Настоящий – это Валерий Приёмыхов. Его обаяние не то, что у… я не знаю… Тома Круза, например. Круз – красавчик. Круз – живая картинка. Какой он на самом деле – поди разбери!.. Что-что?.. Да при чём здесь! Я не квасной патриот. Мне квас и врачи не рекомендуют… Просто-напросто с Приёмыховым – так чувствуешь, когда его видишь на экране – хочется сесть вместе, поговорить всерьёз… и надолго… А с Крузом поговорить не тянет. Что я ему скажу? «Хау а ю?» Так он и ответит: «Сэнкью, файн!» Или другую какую-нибудь гадость… Впрочем, о чём-то ведь говорят с его фотографией на стене младые грации Москвы и глубинки… А Приёмыхов… Да с ним и помолчать есть о чём. Он – НАСТОЯЩИЙ.
      А вот настоящее вино от поддельного я, может, и не отличу. Ну, разве что совсем уж бормоту какую-нибудь подсунут… И тех, кто умеет отличать настоящее вино от поддельного, истинного Гуччи от фальшивого, натуральный дуб от имитации – не люблю. Нет, не то, что не люблю, а слегка опасаюсь. Вот выпьет такой настоящего вина, рванёт на груди пиджак от истинного Гуччи, да ка-ак врежет тебе бейсбольной битой из натурального дуба!.. Что?.. Ну, пусть из ясеня. Мне как-то всё равно.


                                        О

Откровенность. До сих пор так и не сформулировал никто, до какой степени может быть откровенен человек. Очень уж тут много всяких нюансов. Лев Николаевич Толстой, например, стремился к полной откровенности и в сочинениях своих и в личной жизни. Дал вот супруге почитать свои старые «холостые» дневники. Та прочла и ужаснулась. До конца жизни их вспоминала… Выходит, погорячился граф. Знать надо, кому что показывать. И это только один, так сказать, канонический пример. А сколько их ещё есть!..
     Есть популярный сюжет у юмористов, – это когда человек просыпается утром и начинает говорить всем исключительно только правду. Реакция окружающих – соответствующая. Кто расстраивается, кто изумляется, кто выходит из себя… А несчастный герой погружается в такую кромешную тоску, что и жить уже становится невмочь. Вот тебе и «откровенность»!
     Ну вот спроси меня сейчас: «Чего тебе, в сущности, хочется? Зачем ты пишешь в своём дневнике про откровенность?» Как я отвечу, ежели пожелаю быть совершенно откровенным?.. Ну-у…
      Мне лично давно уже кажется, что абсолютная честность и прямодушие – идеал для человеческих отношений. Вот с крёстной своей, например, я всегда был предельно искренен. Делился с ней всем, самым дорогим и интимным. И про гнусное и низменное в себе я ей рассказывал. Очень вдохновенно подчас. И как же она меня любила, хоть и знала обо мне практически всё!.. Как-то она сказала мне: «Что бы ты ни совершил – украдёшь что-нибудь, убьёшь кого-нибудь, растлишь ребёнка или совершишь самое гнусное предательство – я всегда тебя приму и защищу…»
     Как мне повезло с такой крёстной, правда? Если уж откровенно, - ужасно хочется, чтобы все мне позавидовали… Но не только в этом дело. Мы панически боимся своих настоящих непосредственных чувств и мыслей. Больно уж они не соответствуют общечеловеческой норме. Точнее, некому идеалу, тому, «каким должен быть хороший, достойный человек». Мы трусим при мысли «что о нас подумают?», «что люди скажут?». То есть боимся в одночасье стать нелюбимыми, презираемыми. Так, выходит, жить стоит исключительно для того, чтобы кого-то не разочаровать?!..
     Да-да, слышу уже возражения: «Да чего ты усложняешь?! По обстоятельствам человек ориентируется, с кем и насколько ему быть откровенным!.. А ты так категорично ставишь вопрос… зачем этакий максимализм?»
     Видно я избалован такими отношениями, как с мамой, крёстной, отцом Октавио… После этого невольно надеешься, что и кто-то ещё найдётся, с кем не просто «поговоришь по душам», а кому протянешь на ладонях свою душу: «Возьми… Посмотри… Нравится она тебе?..» И не скажет человек: «Ну да, ну да… Мерси, конечно, но у меня вообще-то уже одна есть… своя собственная…»
     А вот предлагал ли кто-нибудь мне свою душу? Доверялся ли полностью и беззаветно? Робкие попытки довериться кое-кем делались… Да и неробкие – тоже… Какое это было счастье для меня и для тех людей!! Нет, друзья, откровенность – великая штука! Жаль только, возникает она помимо воли, стихийно. И почти никогда не бывает полной.
     Итак, «откровенность» - редкое кушанье, весьма экзотический плод, который днём с огнём и т. д.. Как ведь оно чаще всего бывает? Только захочешь откровенно высказаться, да спохватишься, вспомнишь, оценишь последствия – и промолчишь. И я сам так поступаю сплошь и рядом. Сейчас вот только прорвало почему-то… Практически, как Льва Толстого…


                                               П


Пироги. Ну а почему бы и нет? Я люблю пироги. Как сказал Уайльд, простые удовольствия – последнее прибежище сложных натур. А с этими мягкими (если повезёт, конечно) жёлто-оранжевыми пухлыми ребятами я знаком с детства…
     На праздниках они появлялись из духовки, рождались ею, выезжали из её квадратной утробы на чёрном противне. Часто это происходило вечером, когда после «Спокойной ночи, малыши!», после ванны, меня несли на руках в спальню, и я успевал увидеть выпуклые, как древние щиты, спинки золотисто-рыжих пирогов. И прочно их овальные тела на чёрном противне связывались с ночным небом и горячими планетами, выстроившимися там правильными рядами.
     Пироги у нас в доме пекли редко. Чаще их привозила Тётя Ира Чёрная. Чёрная – прозвище, естественно. Было две тёти Иры – Белая и Чёрная. Отличались они, в частности, и цветом волос. Отсюда и уточняющие прибавления к их именам. Теперь Ира Чёрная совсем уже стала белой. А на прозвище «Чёрная» она, как однажды выяснилось, слегка обижалась. «Чёрная – это же… к тёмным силам имеет отношение!.. Ну ты мне будешь ещё объяснять! Я хоть и «чёрная», но не такая «тёмная», чтобы не понимать… Но, всё-таки «чёрный», «чёрная» - это не светлое… Да будет тебе! Неужели ты думаешь, что я серьёзно…»
      Между прочим, сейчас, буквально сейчас, позвонила тётя Ира Чёрная. Мистика-с!..
     Да, так вот она - безумно гордится своими пирогами. И заслуженно. Хорошие,  душевные пироги попадаются не чаще, чем люди с перечисленными качествами. У тёти Иры пироги крупные, с обильной и щедрой начинкой – этакие могучие русские характеры!
      А в магазинах чаще всего – недопечённые, вялые и кисловатые на вкус. Начинки почти никакой. И выглядят они утомлёнными, словно они приехали в магазин самостоятельно. Причём на общественном транспорте. Такой у них помятый и грустный вид.
      Бывают ещё «интеллигентские» пирожки. Узенькие, мелкие, трудноразжёвываемые. Их и пекут невзрачные худенькие дамочки с глазами, полными тревоги и раздумий. Такие изделия только горючими слезами запивать…
     Случаются и очень вкусные крепыши – маленькие, но аппетитные…
     И чего это я так долго о пирогах? Страсти к ним у меня никакой. Так, нормальное влечение… Я и не ем их давно – лет пять как на диете.
 
Tags: "Мой алфавит"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments