November 6th, 2014

обычный

Галатея

    - Устали?
    - Нет, пока ничего… Держусь (смеётся).
    - Вы хорошо стоите.
    - Да, мне говорили.
    - И тело у вас красивое… Прямо «мраморное» местами.
    - Горемыкин говорил: «Вы прямо, как голая Тэя
    - ??
    - Ну, он говорил, такая героиня есть греческая…Или статуя, что ли…
    - А-а – Галатея!
    - А я как сказала?
    - Примерно так же. Голову чуть поверните вправо… Не-не, вправо!
    - Ой, я всегда путаю – право, лево… Наверно, у меня что-то с этим… с головой, короче.
    - Нет-нет, голова хорошая. Правильная. И волосы так… живописно лежат.
    - Я вчера голову помыла… (смеётся).
    - Это хорошо-о…
    - А скажите, только честно… Я красивая? Ну так… в принципе?
    - Да-а… конечно… Ой, а кисть руки поверните, пожалуйста. Так вот… Нет, я сейчас лучше сам вам поверну… Вот так…
    - Мне раньше… Ну-у… Короче, не так давно говорили, что я похожа на эту… Ой, забыла…
    - На актрису, наверно, какую-нибудь?
    - Не-ет, на эту… Ну, улыбается всё время… Как её?
    - Улыбается?.. Хм… Не знаю, кто это всё время улыбается.
    - Да точно знаете! Господи, как же её… Микеланджело её ещё нарисовал… по-моему…
    - Микеланджело? Может, он её высек из мрамора?
    - Чего-чего?
    - У него есть скульптура «Ночь». Но она не улыбается. «Утро» немного улыбается… вроде…
    - Не-е… Не скульптура - картинка известная. Ну, как же вы не помните!
    - А-а, «Мона Лиза»!
    - Во! Точно! Вот говорили… говорят, что я на неё похожа.
    - М-м-м, наверно, что-то есть…
    - Что-то есть? А что?
    - Вообще-то её Леонардо написал.
    - Серьёзно?
    - Угу… А, если можно, головой сейчас не вертите.
    - А вам мои губы сейчас не нужны?
    - В смысле?
    - Ну, если нужны – тогда я помолчу. Или вы сейчас другим заняты?
    - А-а, нет, я сейчас над вашей грудью работаю.
    - Это хорошо… Значит, Лизу - Леонардо нарисовал, да?
    - Угу…
    - Молодец какой…
    - Да-а, парень не промах был…
    - А правда, что её кислотой обливали – Мону Лизу?
    - Как будто да. Камнем бросали ещё… Кажется, ножом тоже резали…
    - А почему?
    - Кто ж его знает. Больных людей много.
    - Не, я их тоже понимаю. Вот когда настроение плохое, а кто-то всё время улыбается…
    - Надя, пардон, но вот как раз сейчас я вашими губами буду заниматься.
     Натурщица Надя послушно умолкла. А художник Петров посмотрел на неё, прищурясь, и – вплотную занялся прорисовкой губ.