October 5th, 2014

обычный

О своих рисунках

Б. Ливанов в роли хирурга Седова.

  
     Есть такой фильм 1969-го года – «Степень риска». Снял его Илья Авербах, режиссёр слишком интеллигентный и глубокий, чтобы быть широко известным. Это фильм о  выдающемся хирурге, старом интеллигенте – Седове, по характеру и духу своему напоминающем булгаковского профессора Преображенского. Играет его «старый мхатовец», любимец московской публики – Борис Ливанов (папа Шерлока Холмса). Для тех, кто не знает этого потрясающего актёра, напишу несколько пояснительных строк.

     Ливанов был одним из ведущих актёров МХАТа, обладал великолепным бархатно-басистым голосом и внешностью римского полководца. Чаще всего играл в кино и театре царей и князей. Одна из наиболее ярких его работ – светлейший князь Потёмкин в знаменитом «Адмирале Ушакове» Михаила Ромма. И ещё Борис Ливанов славился своим остроумием и упоительно-барственными замашками…
     Вот два примера. Первая история, возможно, является легендой, но, как известно, никогда легенды не рождаются случайно. На каком-то торжественном приёме в Кремле Сталин с бокалом в руке приблизился к Ливанову, которого, кстати, очень любил… если вообще это слово может быть применимо к Сталину. Криво ухмыляясь, усатый вождь спросил:
     - А скажите, Ба-рис Ныколаэвич… пач-чиму ви до сих пор нэ вступили в партию? Нэ хотите?..
     - Я недостоин, Иосиф Виссарионович,- прекрасным басом отвечает Ливанов, уже успевший поддать.
     - Так вэдь и я тоже – нэдостоин!- ухмыляется Сталин.- А тем нэ менее – в партии.
     - Ну, значит, одним недостойным будет меньше!- густо хохотнул Ливанов…
     Повторяю, это, возможно, легенда. А вот совершенно документальный случай. В Москве, в Доме Кино, если не ошибаюсь, показывали американский фильм о ядерной войне и её последствиях. Такие ужасающие апокалиптические картинки… И вот фильм закончился, подавленная и оглушённая публика медленно потянулась к выходам из зрительного зала. В глазах у всех – взрыв атомной бомбы, сметаемые огненными волнами дома, чудом уцелевшие искалеченные люди… Кто-то увидел Ливанова – знаменитейшего актёра, ученика К. С. Станиславского – и рванулся к нему.
     - Здравствуйте, Борис Николаевич! Ну, какие у вас впечатления? Правда ведь, это ужасно?!..
     - Ничего ужасного!- отрезал Ливанов.- Бац!! и – «Здравствуйте, Константин Сергеевич!»...

     И ещё. Именно он, Ливанов, является прототипом булгаковского Бомбардова в «Театральном романе».
     Но мне пора заткнуться, потому что о Ливанове я могу говорить бесконечно. Он сыграл хирурга Седова так, что мне даже не хочется это описывать – лучше посмотрите сами, если сочтёте нужным. Кстати, и сам фильм сделан очень тонко и со вкусом…
     Из любви к Ливанову и, восхищаясь этой его ролью, я и решил сделать его портрет в образе Седова. Не скажу, что сходство у меня тут абсолютное (я долго возился с портретом, многое исправлял), однако, что-то хорошее, очень близкое моему сердцу мне передать удалось.
     Люблю я Бориса Ливанова!!!

17
обычный

"Крошка Доррит"

    Не без труда отыскал в Интернете радиоспектакль "В стране Полипов" по роману "Крошка Доррит". Тот самый, о котором я писал недавно. Вот она - финальная сцена, проиллюстрированная мною... Для меня этот фрагмент остаётся чем-то запредельно прекрасным. Если вам не жалко потратить на прослушивание 9 минут - послушайте. И если кто-то разделит мою радость, я буду счастлив.