September 21st, 2014

обычный

Семь миниатюр. Миниатюра вторая.

Да, а вот это - действительно "точный набросок с натуры".

«Двое.»

     Видел недавно такую сцену. Среди прочих на платформе в метро стояли двое: мужчина и девочка. Вот стоят они, ждут поезд. Мужчина повернулся к дочери, оттого я вижу только его плешь. Он не старый, примерно моего возраста, и плешь – ранняя. В меру унылая – как ранняя осень. Он невысок, щупловат, а живот - уже нешуточного размера. В общем, - типичный дядька, которому за сорок. А девочка…
     Я уже смутно помню её лицо… Такое длинненькое, с крупными выразительными чертами. Большие губы чуть приоткрыты, а в глазах – настоящая, глубочайшая… Любовь. Любовь самой чистой воды…
     О чём говорят отец с дочкой не слышно. Но лицо девочки (ей лет 12, наверно) устремлено к отцу с невероятной преданностью. И лицо это очень спокойно, в выражении черт такая серьёзность и сила, что я… ну да, залюбовался… И немного позавидовал. Точнее – загрустил. Но хорошо так загрустил, по-умному.
     Видимо, в подобные моменты мы грустим по утраченному раю. Вспоминаем вдруг и осознаём, как же мы все могли быть прекрасны, возвышенны и умны! И какой могла бы быть эта наша жизнь… такая теперь, в сущности, скучная и бестолковая…
     От лица девочки веет благородным спокойствием. Ей не до капризов и мелких неудовольствий, она – любит!.. Я обошёл их, украдкой глянул на отца: интересно стало, какой он спереди – так беззаветно любимый папа?
     А ничего особенного. Лицо и лицо. Единственное, что о нём можно сказать: лицо технаря; неглупое и серьёзное. Но вот он что-то сказал девочке, и опять я увидел в уже взрослых мужских чертах – неяркий, но безошибочный свет Любви. И опять я почувствовал, сколько в этом силы и как, наверно, они – отец и дочь – счастливы…

     Девочку я теперь рассматривал со спины и в каждой складке её курточки, в каждом волоске длинной причёски – были обожание и преданность. Вздохнув, я отвернулся и двинулся к вагонным дверям. Поезд уже подошёл, а мне надо было на работу.
обычный

Семь миниатюр. Миниатюра третья.

0010


«И ещё об отце Всеволоде».

     Некоторое время назад, блуждая в интернетовских дебрях, нашёл в статье какого-то молодого священника упоминание об отце Всеволоде. Поскольку священник молод, ему эту историю, скорей всего, рассказал кто-то из «старших товарищей». Сам он вряд ли мог лично знать отца Всеволода. В любом случае, история замечательная и, скорей всего, документальная… По крайней мере, батюшка в ней проявляет типические свои черты.

     Один из его исповедников, мальчик лет 11-12, неоднократно жаловался, что в школе его обижают, задирают другие мальчишки. Особенно один – самый наглый и здоровый. Однажды, когда бедный школьник опять стал говорить на исповеди, как ему тяжело, как надоело ему терпеть издёвки со стороны хулигана, отец Всеволод произнёс сочувственно:
     - А ты отойди, отойди от него… Или, думаешь, не отвяжется?
     Школьник грустно ответил:
     - Опять полезет, батюшка… Будет толкаться, говорить всякие вещи…
     - Ну, как христианин, ты должен показать пример стойкости, терпения. Снова отойди.
     - Так он опять полезет!- чуть не со слезами стонет бедняга.
     - Тогда,- говорит отец Всеволод внушительно,- дай ему по физиономии! НО!!!.. С любовию!..