August 20th, 2014

обычный

"РОДНЫЕ". Глава пятая. "Дополнение".

Тётя Ира

Тётя Ира


     О брате Севе я уже писал раньше в ЖЖ (например, тут http://korpilyon.livejournal.com/67198.html). Могу дополнить ту запись двумя историями, с ним связанными.
     Когда меня привезли из роддома, Сева болел. Маме об это не сказали… зная её… Да болезнь-то была самая чепуховая – ОРЗ какое-нибудь. Мама увидела Севку в кровати, а рядом (что тоже характерно) на коленях стоит дед: развлекает брата, стало быть. Мама рванулась к пятилетнему Севе, подняла крик: «Что вы наделали???!!!» Долго, наверно, не могла успокоиться…
   Collapse )
обычный

"РОДНЫЕ". Глава шестая. "Маша". (начало)

Моя крёстная - Маша.

Маша



     Итак. Маша ровесница моей мамы… была… она умерла несколько лет назад… Познакомились они в Педагогическом институте, где обе учились. Потом, много позже, они неоднократно пытались вспомнить момент знакомства. Так и не вспомнили.
     Предки Маши были из богатых фабрикантов. Не только поэтому, но и поэтому тоже - неприязнь к советскому строю была в её семье предопределена. Однако, неприязнь неприязнью, но жить как-то надо было… Я многое уже позабыл, но хорошо помню, как Маша рассказывала о том, как её мама работала машинисткой в Кремле. Печатала под диктовку… Сталина! Он тогда был не самым крупным хищником за кремлёвскими стенами; ещё, так сказать, не вошёл в силу. Вот он диктовал машиной матушке какое-то там официальное письмо… А у Сталина была привычка – прохаживаться по кабинету, пока он диктует. Говорил он негромко и, когда отходил в конец кабинета, слова его терялись, гасли. Машинистке это надоело.
     - Иосиф Виссарионович, вы не могли бы говорить чётче и не ходить?- спросила она.- Очень трудно печатать…
     И он извинился. И сел в кресло. И, когда диктовал, больше не ходил. Машина мама, наверно, потом не раз вспоминала тот эпизод…

Collapse )
обычный

"РОДНЫЕ". Глава шестая. "Маша". (окончание)

Прошу прощения за качество, но это единственный снимок, где мы с Машей вдвоём 

С Машей


    Я всё никак не могу дойти до наших с Машей отношений – отвлекаюсь… Ну, будем считать это изысканным литературным приёмом… А чё, нет разве?...
     Маша была жертвенна и всю жизнь, как говорится, бросалась на амбразуру. Господи! Кому только она не помогала!! И КАК помогала!!!
     Как я уже писал, ездила с близкими к врачам – сражаться с этими «убийцами в белых халатах». Тут она демонстрировала все свои таланты. Кто из врачей влюблялся в неё, кто впадал в панику, кто просто трепетал… кто-то, как загипнотизированный, шёл и делал, что она просила. Тут ещё что важно: Маша, не будучи врачом, отлично разбиралась в медицине (она вообще много в чём разбиралась). Иногда иронически бросала реплику, и доктор разевал рот от её осведомлённости.
      Раз ей делали УЗИ почек. Врач сказал:
     - Ой, что-то… Что-то у вас… Скажите, вам одну почку не удаляли?
     Лёжа на кушетке, Маша сардонически хмыкнула:
     - Хм! Знаете, должна вас огорчить – обе почки до прихода к вам были на месте. Ну-ка давайте ищите лучше! Я пришла с двумя почками и уйти намереваюсь – тоже с двумя!

    Collapse )