July 17th, 2014

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двадцать первая.

Сказка


Глава двадцать первая.

   
В разгар драки между привратником и стражником появился комендант Локш. Человек мрачный, скупой на слова, но щедрый на зуботычины. Он как раз шёл проверить, как несут службу подчинённые, когда до его слуха донеслись удары гонга. Будучи человеком из разряда коротких крепышей, он ещё был обременён тугим и выпуклым брюшком, что придавало солидности, но затрудняло быстрое передвижение по крутым лестницам крепости. Поднявшись на крепостную стену, изрядно запыхавшийся и с лицом, пламенеющим, как рябина в цвету, Локш постоял немного, опершись  на каменный зубец. Предстать перед стражником нужно было бодрым и сосредоточенным – так уж полагается. Глядя на «виселицу», комендант и не понял сперва, что колотушка… сама… Мать честная! САМА – ударяет в пронзительно сверкающий ободком диск гонга!..

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двадцать вторая.

Сказка


Глава двадцать вторая.

   Оба солдата из отряда лесных разведчиков выскочили одновременно, один – справа изо рва, другой – слева. Оба мало, что поняли из разговора Чародея и гнома, но о своей задаче они забыть не могли. Требовалось «максимально точно оценить ситуацию» и постараться взять в плен гнома (с чародеем лучше не связываться; тем паче – с бурым). Его внезапного «появления из пустоты» никто не видел, и Локш решил, что гном явился вместе с Чародеем, а он, комендант, его просто сразу не заметил. Но Локша всё же начал подгрызать изнутри мерзкий, как тошнота, червячок сомнения. Чтобы он, опытный вояка, бывший командир отряда лесных разведчиков, не заметил сразу, что пришельцев двое… Не-е-ет, здесь явно был какой-то свинский подвох… Однако, поскольку никак иначе появление гнома нельзя было объяснить, Локш удовлетворился пока такой версией.

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двадцать третья.

Сказка

Глава двадцать третья.

   - Продолжай-продолжай,- подбодрил Дракон, посасывая большую белую кость.

    - Ну, мой господин, на открытом-то месте – как подберёшься ближе?.. Никак, значит, невозможно. Я, понятно, - на дерево взалез, чтоб это… Видеть, чтобы, как он там… они, то есть.

    - Ну-ну…

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двадцать четвёртая.

Сказка

Глава двадцать четвёртая.

   
 В чём-то Полосатый был прав, а в чём-то – нет. Жили люди действительно мало, но не так уж бестолково, если внимательнее присмотреться. Никогда никого не любивший по-настоящему Чародей ни словом не обмолвился о нежных чувствах между мужчинами и женщинами. Люди суетились, много времени тратили на бестолковые споры и сидели, сложа руки, когда необходимо было ДЕЙСТВОВАТЬ. Это сперва изумляло, а потом начало раздражать. Но зато они же умели… сидеть парочками, взявшись за руки. А это совсем не то, что сидеть сложа руки! Лица их при этом (и у мужчин, и у женщин) имели странное выражение. Словно бы и заколдованные они, а, вместе с тем, такие светлые, такие сияющие! Это было совсем непонятно: столько бестолковщины в их существовании, столько глупого, а вот бывали же и они совершенно счастливы!

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двадцать пятая.

Сказка

Глава двадцать пятая.

    Всего не расскажешь. Полосатый, по своей привычке, быстро отвлёкся от неприятных мыслей, рассудив, что месяц-то уж точно он может прожить с людьми (больше, по Закону, не полагалось), а за месяц что-нибудь да придумается! Или Себастьян погибнет… Впрочем, смерти ему он уже не желал. Пусть пока живёт с людьми. А при Перстне-то, может, они с ним ещё так себя покажут, что всё Чародейское Сообщество рты свои бородами позатыкает. Таких дел вдвоём можно натворить!.. И Полосатый с увлечением принялся рыскать по Королевству, выясняя, что теперь здесь к чему: последний раз он был у людей лет сорок назад, не меньше!

 

Collapse )