July 15th, 2014

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава одиннадцатая.

Сказка
Глава одиннадцатая.

Сборы заняли полчаса. Но почти всё утро ушло на тяжкие размышления, свирепейшую борьбу со страхами и продолжительное сидение перед окошком, со взглядом слепым и неподвижным. Но иногда приходится просто собирать вещи и… двигаться вперёд. И хоть Себастьяна раздирали сомнения, всё же он вздохнул всей грудью и – перешагнул порог.

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава двенадцатая.

Сказка
Глава двенадцатая.

 - Эй, колпак! Далеко собрался?

   Вскинув голову, Себастьян приоткрыл рот, но скоро опомнился и угрюмо свёл брови.

   - Чего кричишь?- спросил он эльфа.- Напугал ведь.

   - Неужели?- с противной усмешечкой на остроносеньком личике Эмаль перепорхнул с ветки на цветок, устоялся на нём и, заложив руки с лютней за спину, окинул гнома взглядом, точно набрасывая на него невидимую сеть.- Так куда путь держишь… колпак?

   - Тебе не всё равно?

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава тринадцатая.

Сказка

Глава тринадцатая

   Пот градом катился по лицу Себастьяна. Борода намокла. Он молча смотрел на эльфа, рыдавшего в пыли, колотившего по земле кулачками и острыми носками башмаков. Здравый смысл подсказывал: теперь самое лучшее – сбежать; когда Эмаль опомнится и помчится (не так уж и быстро – без крыла-то) жаловаться собратьям и Королю на величайшую обиду, нанесённую гномом, Себастьян уже будет на равнине, где эльфам его не достать. По давно устоявшемуся правилу, эльфы не должны вылетать за границы Леса. Зато они имели право безнаказанно глумиться над путниками, попадавшими в Лес. Ясное дело, последствия происшедшего будут самые мрачные: эльфы станут дни и ночи вынашивать план мести и не успокоятся, пока не отплатят Себастьяну сторицей. Эльфы легкомысленны и воздушны, но есть преступления, которые никогда не прощаются. За всю историю известен лишь один случай, когда какой-то великан в глухой древности поймал эльфика и оборвал ему крылья. Спьяну, разумеется. Ну, ещё из тупого великаньего любопытства – что, мол, будет, если оторвать крылышки? А было ужасное. После многих напастей и мучений, чинимых обидчику эльфами, он бежал в горы, где спрятался в пещере и не выходил оттуда, пока не ослеп. Кончилось тем, что один из приближённых Короля Эльфов хитростью выманил великана из пещеры, обещая вывести его на свет (бедняга так и не сообразил, что потерял зрение: думал, просто в пещере очень темно). Потом эльф велел великану идти на его голос, довёл до края пропасти… Дальше нет смысла объяснять. Пропасть с тех пор называлась Безглазой… А приближённый его величества, выполнив волю короля, с весёлой песней полетел назад, сверкая на солнце радужными крылышками…

Collapse )

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава четырнадцатая.

Сказка
Глава четырнадцатая.

     Ничего из его затеи не вышло. Полюбезничал с парочкой ленивых русалок, развалившихся на мху у болота, угостил их ягодами и орешками. Они лениво посмеялись, счавкали угощение, но позвать Изольду отказались. Просто отказались и растянулись на скользких спинах, бессмысленно уставясь в ясное небо. Погода оказалась слишком тёплой и приятной, - русалки «оживают» лишь при похолодании и ненастье. Полосатый попытался прочитать их мысли, но толку, опять-таки, не было никакого. Оттого что мыслей у болотных красоток не было никаких. Так… пустая мутная вода и холодное мерцание…

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава пятнадцатая.

Сказка


Глава пятнадцатая.

   Штука в том, что, становясь невидимым, сам владелец Занзарра себя видел превосходно. Ну, как обычно, словно ничего не произошло. Потому Себастьян ничего не понял и долго ошарашено смотрел вслед скрывшемуся в траве Эмалю. Он настолько был подавлен всем случившимся, что вдруг ощутил себя до странности спокойным. Сладостное сонное равнодушие сковало его сердце. И страхи на время замерли, точно замёрзли.

Collapse )