July 14th, 2014

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава шестая.

Сказка


Глава шестая

     - Были. Правда тут не всё так гладко получилось. У мальчика, у старшего их, от рождения брови такие густые были, что два раза в день их подстригать приходилось – росли чуть не на глазах! И лезли в глаза так, что если их не укорачивать – младенец ревел, как дракон и растирал веки чуть не до крови. Лекари ничего поделать не могли, ну да Рихард был гном опытный – сразу пришёл ко мне за помощью. А мне как раз надо было в Человеческое Королевство – по делу. Поправил младенца.

    - Усмиряющим бальзамом?- спросил гном.

Collapse )

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава седьмая.

Сказка
Глава седьмая


       Извилистая тропинка убегала в самую чащу, где склонялись друг к другу, словно перешёптываясь, исполинские сосны. Именно туда спешил Полосатый, так как за чащей, в чёрной воде болот жили русалки – существа задумчивые и тихие… если только они не влюблялись. Тогда они впадали в безумие и совершали такое, что даже чародеи старались держаться от них подальше. Но Полосатый был невероятно любопытен. Его тянуло на болото, к одной знакомой русалке, имевшей несчастье влюбиться в него лет двадцать назад. Тогда он отделался парой шрамов и едва не спалил себе бороду (влюблённая русалка подожгла хижину, в которой ночевал скрывающийся от её безумного чувства Чародей). Подружки Изольды, таково было имя обожательницы Полосатого, долго приводили её в чувство, то есть в прежнее русалочье состояние. Даже связывали её золотистыми водорослями и на неделю опустили в омут с особенной ледяной водой. С трудом, но всё же Изольда шла на поправку, хотя белое её лицо с огромными глазами долго ещё кривили судороги. Когда цвет глаз из огненного постепенно стал превращаться в обычный – голубовато-белёсый, её отважились выпустить на волю. Посидев на подводном камне с полчаса, Изольда вдруг взвизгнула, стрелой взмыла вверх и, очутившись над водой, метнулась к берегу, где исполнила отчаянную пляску Прощания, после чего опять ушла под воду с видом неопределённым, хоть и вполне спокойным…

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава восьмая.

Сказка

Глава восьмая


   Ближе к закату появился Марвик. Тоненькими, сложенными горсткой пальчиками постучал он в дверь, нервно озираясь по сторонам. И хотя Себастьян открыл дверь через пару мгновений, первое, что он услышал было: «Как же ты долго, Борода!»

    Марвик, хоть и остался без крыльев, а всё же сохранял эльфийские привычки. Например, манеру говорить с раздражением и горькой иронией, если речь не шла о цветах, луне или нектаре. Эльфы вообще ужасно раздражительны и грубы, поскольку всех (кроме себя) считают глупыми, неповоротливыми, тупыми, неотёсанными и т.д..

Collapse )
обычный

Сказка о Себастьяне. Глава девятая.

Сказка

Глава девятая.

   Страхи-ужасы пришли в движение, полезли из всех щелей. Ночью Себастьян ворочался на кровати, и кожа его зудела, чесалась, пылала. В голове плясали мысли – безумные, словно эльфы накануне Зимней Спячки. Сердце расплющил чёрный камень тоски…

Collapse )

обычный

Сказка о Себастьяне. Глава десятая.

Сказка

Глава десятая.

   
Гном Себастьян всё-таки уснул. Завтра будет завтра – в новой главе… Никто пока не знает, что ожидает маленького гнома… Я знаю только, что он пойдёт к людям. И поскольку в течение его путешествия времени на долгие разъяснения уже не будет, позволю себе в десятой главе уточнить некоторые детали, чтобы потом у вас было меньше вопросов.

Collapse )