June 10th, 2014

обычный

"В Берлине" (продолжение)

berlin7_b[1]


                                                                   IV

     В музее тоже пахло какими-то пряностями. Звук шагов проглатывался мягкими ковровыми дорожками. На стенах чинно висели картины неизвестных мне авторов. Чаще всего попадались чуть замутнённые пейзажи с бредущими в загадочную даль коровами. Посетители музея напоминали пришельцев из царства теней.
     - Тебе нравилось?- осведомился Ганс, когда мы вышли на улицу.
     - Да, удивительный атмосфер,- ответил я, тоже почему-то искажая русские слова.

    Collapse )
обычный

"В Берлине" (окончание)

berlin7_b[1]


     
                                                                VI

     На улице мои немцы вновь стали что-то обсуждать. А я с безмятежным видом принялся любоваться улицей. Но любоваться особенно было нечем. Разве что ослепительно-жёлтыми урнами, приделанными к фонарным столбам.
     - Володья,- сказал Ганс,- ми думаем, что сэйчас можно гулять на рынок. Там много старих вещей. Тебе это интересно?
     - Да!- по-солдатски чётко ответил я.
Collapse )
обычный

Автобиографическое

«Пьета с Никодимом» Флорентийского собора, или «Пьета Бандини». Микеланджело / www.mikelangelo.ru


     Цикл этих миниатюр писался года три назад.

…и, в конце концов, пускай это будут всего-навсего «заметки на полях»… Или, я не знаю… н-ну, скажем… попытка реставрировать некоторые впечатления, беглые штрихи к автопортрету… Короче, набирайтесь, граждане, терпения!...

  Я ещё совсем мал. Но есть сознание, что моё «я» значительно больше младенческого тельца, которому кроватка с деревянными прутьями – если не целый корабль, то, по крайней мере, - плот, медленно плывущий в мглистом и, одновременно, искрящемся полумраке…
  И наискось, справа от кроватки, в дальнем углу, прямо на полу, - лампа в виде трёх раскрывающихся тюльпанов. Они, эти тюльпаны, безусловно, живые: они выдыхают тёплый жёлтый свет. Они непонятны, таинственны и одушевлённы не меньше меня самого. И гораздо могущественней – они умеют выдыхать свет. Они преисполнены жёлто-розовой тайной. Они ободряют меня, дарят небольшой, но прекрасный, плавящийся в нижнем правом углу опасной темноты – квадрат света…
 
Collapse )
обычный

Автобиографическое


image


Перебираю в памяти картинки, сцены, события… Восстанавливаю ощущения, испытанные в детстве и отрочестве… Всё-то и не припомнишь, конечно, а что-то приходится отсеивать. Поди разбери – что отсеять, что попробовать материализовать в слове. Ведь что «отсеешь», то и пожнёшь…



Collapse )
обычный

Автобиографическое

105113-alen-delon-v-filme-637x0-2[1]


Закрывая тему детства… Высокая трава. Она отвечает солнцу на его жаркие ласки крепким, вызывающим зуд в ноздрях запахом. Лёгкий знойный звон. И вдруг – мелькнуло что-то… Сравнимо с начатым и резко остановившимся движением, точно кто-то хотел провести черту и замер на коротеньком отрезке… Мерцающее синяя стрекоза зависла в тёплом воздухе, заполнила мой левый глаз, вибрируя хрупчайшими лопастями крыльев… Я не успеваю как следует восхититься, так мимолётно это впечатление. Капризница молниеносно уходит вниз, подныривает, смешивается со сверкающим хаосом линий, изгибов, цветных пятен, пятнышек и пятнищ растений, цветов и зелёных папах раскосматившихся кустов…
   Collapse )
обычный

Специально для http://chiliu.livejournal.com/

     В своём посте chiliu предложила поучаствовать в игре - http://chiliu.livejournal.com/116136.html. Смысл игры в том, чтобы народ поделился случаями из своей жизни или из жизни своих знакомых, «когда мы только по счастливому стечению обстоятельств избежали несчастного случая или даже чего похуже». Сперва я подумал, что вряд ли мне есть, что написать именно на эту тему. Конечно, живя в России, перманентно приходится рисковать здоровьем и жизнью, но ничего вдохновляющего даже на самый пустяковый рассказ со мной (слава Богу!) не происходило.
    Ну, был в прошлом году случай, когда я действительно едва не погиб, когда прямо передо мной рухнула ледяная глыба с карниза дома. Один из её обломков, подкатившийся к моему ботинку, был величиной с голову десятилетнего ребёнка… Я даже ужаснуться не успел… Но вот рассказал я об этом и… всё… Максимум, что можно скроить из данного эпизода – подобие японского стишка. Мол, голова цела… Странно подумал я… Глядя на рухнувшей глыбы осколки…
    Что же касается моих близких и знакомых… Есть одна история. Она не совсем, как говорится, в тему… Хотя, с другой стороны…
     Одна молодая женщина внезапно заболела. Туберкулёзом. Каверна (дыра в лёгком) оказалась величиной с пятикопеечную монету – ту, старую, советскую. Врач (известное светило того времени) сказал родителям женщины: «Шансов выжить очень мало… Держитесь…»
    Год в больнице. Ежедневные мучительные уколы. Соответствующая атмосфера, слёзы близких и прочее. Духовный отец молодой страдалицы говорил: «Крепитесь, ваша болезнь – промыслительна, я чувствую…»
    В мужском отделении лежал студент медицинского института – с тем же диагнозом. Они познакомились. Играли в шахматы, гуляли. Естественно, беседовали… В общем, к счастью, оба выжили. Хотя и были на грани смерти. Общение их после выписки продолжилось…
    Ну, вы, наверно, уже догадались: смертельно опасная болезнь свела их вместе, они влюбились друг в друга, потом… поженились. У них родилось двое детей.
    Вы скажете: «Да, бывает такое. Только какое к этому отношение имеет автор этих строк?» Самое прямое.
    Я их младший сын.