June 9th, 2014

обычный

Из "Моего алфавита".

1380527830_103788_76[1]


                                            В


Волшебство. Сразу хочу уточнить. Во-первых, поговорить мне хочется о «волшебстве» словесном, о чуде писательского языка. Во-вторых, под волшебством я разумею не то, что невозможно объяснить, а то, что объяснять не рекомендуется. О чём я? Да о литературном таланте, конечно! Сколько литературоведов и словесников анализировали, изучали, сравнивали и всячески трепали тексты больших писателей, а ведь «чудо толстовской прозы» или «чудо набоковского стиля» так и остались неразгаданными. Можно, например, подсчитать количество глаголов на одной странице у Гоголя и сравнить с количеством глаголов у Чехова. Даже можно сделать какой-нибудь любопытный вывод из этого. Но волшебство тем и отличается от фокуса, что его ни вычислишь, ни повторишь. И слава Богу!
Collapse )
обычный

Из юношеских "проказ"

Про Иванушку-дурачка



 Сочиняя подписи к древним этим картинкам, невольно вспоминаю всё, что было с ними связано... Юность... Большие надежды... И прочие сентиментальности... Возможно, все мои "вступления" абсолютно лишние. Но точно уж не лишним будет выразить глубочайшую признательность всё тому же Олифанту, вдохновившему меня на создание этих сказочек. Без его влияния, без его идей, без обаяния его личности, никогда бы не сочинилось ничего подобного. Потому считаю его вольным или невольным, но полноправным моим соавтором... И пусть не отпирается!!


                                      Про Иванушку-дурачка

Collapse )

обычный

"В Берлине" (начало)

berlin7_b[1]


     В 1994-м съездил в Берлин. Рассказ написан спустя лет пять после поездки. Имена (включая моё собственное) изменены, факты литературно обработаны... Но в целом рассказ довольно точно отражает то, что было в реальности.


    В Берлине


                                                                             I

     Проснулся и чувствую: холодно. Холодно, как в больничном коридоре. Подтягиваю одеяло к оледеневшим плечам и думаю: «Вот тебе и заграница! Не топят, собаки! Экономят, фрицы!»
     Сизая мгла в комнате рассеивается, появляется первый солнечный луч. Бледный, равнодушный, как формальная улыбка. В дверь стучит Ганс.
     - Володья, ти уже не спать?
     - Я уже вставать,- бодро отвечаю я, вполголоса добавляя:- и дрожать…
Collapse )