June 3rd, 2014

обычный

"Семнадцатое декабря"

rasp4[1]  




   Итак, тринадцать лет назад я написал рассказ «Семнадцатое декабря» (убийство Распутина). Невозможно уже восстановить, как возникла эта тема, почему меня заинтересовал именно Распутин. Впрочем, непосредственно Распутин меня мало волновал – важнее было описать, как совершается убийство. Причём людьми ничего общего с разбойниками и головорезами не имеющими. Двое из них вообще были аристократами. Именно такая ситуация, когда «чистокровные» совершают грязное дело, чрезвычайно интересна для психологического анализа. Не фрейдовского, а просто человеческого, то есть основанного на любопытстве и сопереживании. Что же касается моральной оценки данного преступления, то здесь мне сказать нечего, так как всё, что хотелось, уже я высказал в рассказе.

   Не являясь историком, я ни в малейшей степени не претендую на «точную реконструкцию событий». Естественно, некоторые свидетельства и материалы я прочитал; за основу взяты были воспоминания двух участников преступления – Юсупова и Пуришкевича. Через несколько лет после написания «Семнадцатого декабря» по телевидению и в прессе стали говорить о причастности к убийству Распутина английской разведки. Вернее, английская разведка, по мнению некоторых исследователей, являлась организатором заговора с целью устранения «старца», вмешивавшегося в политику и имевшего значительное влияние на государя. Вроде бы, в ту роковую ночь в доме Юсупова было одно лицо, о присутствии которого умолчали все участники заговора, и лицо это якобы и прикончило последним решающим выстрелом Григория Распутина.

    Как ни странно, меня не слишком трогает, верна эта версия или нет. Я сочинял рассказ, а не описывал историческое событие. В конечном счёте, я хотел поимпровизировать на тему «как это могло быть в реальности», отталкиваясь от довольно странных и малоубедительных воспоминаний Пуришкевича и Юсупова. Но, в то же время, я очень старался придерживаться известных фактов и не давать слишком уж большой воли воображению. Поступки, действия и общий смысл реплик у действующих лиц – практически такие же, как и в воспоминаниях. Дело в нюансах и в некоторых дополнительных штрихах, которые я от себя добавил.

    Пожалуй, это всё, что я хотел сказать в моём предисловии.

Collapse )

обычный

"Семнадцатое декабря" (продолжение)

rasp4[1]


                                              2

    Наверху, в кабинете князя Юсупова, томились четверо заговорщиков. Великий князь Дмитрий Павлович курил у окна, морща лицо и мучительно всматриваясь в петербургскую густо-фиолетовую ночь. Депутат Пуришкевич во френче и синих бриджах с завистью смотрел на золотистые лианы великокняжеского аксельбанта. Как уполномоченный Красного креста, Владимир Митрофанович носил военную форму, но такого аксельбанта ему, разумеется, не полагалось.

    В углу, на краешке кресла, понуро сидел толстый и багровый доктор Лазоверт. Он только что выходил на улицу и потерял там сознание. Теперь его подрагивающая шея и воротник были мокрыми от растаявшего снега.

    Поручик Преображенского полка Сухотин раскладывал на столе пасьянс.

Collapse )