June 2nd, 2014

обычный

"A l'ombre des maris"




Брассенс


   Брассенс всегда прекрасен! Даже в "двусмысленных" своих песнях. И потому именно, что нет в них никаких двусмысленностей - автор чистосердечен и, говоря, - идёт до конца. Сохраняя при этом удивительно добрую, миролюбивую интонацию. Обаяние Брассенса безгранично и всему придаёт светлоту.

   Песенка "A l'ombre des maris" всегда действовала на меня чарующе, хотя, как я теперь понял, перевод Рысева в данном случае нельзя назвать безупречным. Неслыханная наглость, конечно, именно мне высказываться по этому поводу: я же по-французски ни бум-бум. Однако, вот один пример.

   У Брассенса куплет буквально переводится так:

  Давным давно, когда я был слишком зелен,

   меня привлекали жёны жандармов.

   Тогда я не познал ещё все глубины эстетики,

   а нынче уже нипочём не опущусь до такого...

   Рысев перевёл это так:

  Что вспоминать дебют - наивный, допотопный:

   Я ж с половиною мусора юность прожил.

   С тех пор прошёл я курс, имею вкус и опыт;

   Горько жалею - в кого же я столько вложил!

   Вот эта "половина мусора" никак не воспринимается "женой жандарма". Есть и другие огрехи. Но! По-прежнему, я считаю Бориса Рысева наиболее тонким и "деликатным" переводчиком Брассенса.

   Забавно, кстати, что именно эта песня ("A l'ombre des maris") у разных переводчиков звучит особенно по-разному. Видимо, именно тут у каждого слишком явственно говорил личный опыт...

   Опять затянул комментарий? Что же, ближе к делу!


 

Collapse )

обычный

"Музей древнерусской культуры" (начало)

Автопортрет


   В 90-х, когда люто не хватало денег, я подрабатывал подсобным рабочим в Рублёвском музее. В этом раннем (1999-го года) рассказе (повести?) я в какой-то степени отразил этот мой период. Конечно, сильно обработав... литературно...


Collapse )
обычный

"Музей древнерусской культуры" (продолжение)

Автопортрет


    Глава 3 «Бывалый или Рыжик или Шарик».

     Никто не знал, откуда он взялся – небольшой рыжий пёс с повадками неунывающего бродяги. Рано утром пёсик трусил по улице в сторону нашего музея. Его уже ждали.
     - Бывалый бежит!- весело сообщал один милиционер другому.

Collapse )
обычный

"Музей древнерусской культуры" (продолжение)

Автопортрет


Глава 4 «Освобождение князя»

     Я сидел и рисовал портрет Сашки-неофита, когда в нашу подсобку заглянул Жарков.
     - Рисуете?- улыбнулся Андрей Иванович, борясь с искушением посмотреть на мой рисунок: Жарков боялся уронить своё достоинство, проявив излишний интерес к творчеству своего подчинённого.
     - Рисуем, Андрей Иваныч,- ответил я.

Collapse )
обычный

"Музей древнерусской культуры" (окончание)

Автопортрет


Глава 5 «Привередливый конь».

     С бумагой в руке выхожу из подвала на улицу. Иду к особняку с потрескавшимися колоннами. Здороваюсь на ходу со знакомыми. Электрик Потапов стреляет у меня сигарету.
Collapse )