May 20th, 2014

обычный

СПЕЦСООБЩЕНИЕ!

   Благодаря добрым советам Олифанта и Олечки Фиш, теперь мои переводы Брассенса сопровождаются аудиозаписями его песен!!!
     Спасибо за то, что объяснили, как добавлять ролики в сообщения!

     Всегда Ваш, Корпильон.
обычный

ДНЕВНИК АНАСТАСИИ Н,

    Здравствуйте!


      Чужие дневники читать, конечно, нехорошо… Нет, не эти, интернетские, а «настоящие», которые не предназначаются для посторонних глаз. Ну, вы понимаете, что тут долго распространяться… Однако. В жизни, как известно, всё… или почти всё… так условно!.. Даже если речь идёт об элементарных правилах приличий. Если бы мне не попал в руки дневник Анастасии Н., я бы действительно много потерял. Вернее, не приобрёл бы чего-то существенно важного для меня. Того, что открыло мне и в окружающем, и в себе самом нечто одновременно пугающее и приманчивое. И очень глубокое, обычно совсем не замечаемое – как дно пруда за помутневшей и утратившей цвет водой…
    Затягивать вступление не хочу. Как попал ко мне дневник этой женщины, был ли я лично знаком с ней, почему решил опубликовать из него некоторые фрагменты – объяснять сейчас не стану. Признаюсь только, что никаких угрызений совести по поводу «обнародования» этого дневника у меня нет и, думаю, не будет. А пояснений, необходимых для того, чтобы понять некоторые описываемые эпизоды, пока достаточно только трёх. Анастасия Н. – тридцатилетняя женщина, работающая педагогом в дизайнерском колледже. Живёт она совершенно одна, в центре Москвы, в старой трёхкомнатной квартире. Василий – её старый полуслепой кот. Остальное не требует, по-моему, никаких комментариев. Короче, вот что она пишет…


Collapse )
 
обычный

ДНЕВНИК АНАСТАСИИ Н. (продолжение)

Здравствуйте!


  16 июня. «Виолончель для сладких терзаний»! Так меня назвал Алексей (мы сегодня дважды разговаривали – в буфете и в пустой аудитории после просмотра). Пока ехала домой, пыталась разобраться, что конкретно он имел в виду. Почему именно «виолончель»? Она такая громоздкая, широкобёдрая… Не просто же так родился у него этот образ… В общем, женское самолюбие возобладало над сердцем и разумом, и я рассердилась и на себя и на Алексея. Тяжёлая виолончель висела в воображении, как удавленник, заслоняла собой всё! И что за манера у него – говорить каким-то псевдолитературным, искусственным языком! Да ладно бы ещё искусственным, а то ведь ещё и с пошловатым оттенком!! «Виолончель для сладких терзаний»! От этой фразы воняет дешёвыми духами!...
Collapse )
 
обычный

ДНЕВНИК АНАСТАСИИ Н. (продолжение)

Здравствуйте!


20 июня. …Словом, дышалось легко и, кажется, я одна радовалась непогоде…
    Вечером, часам к шести, зашёл этот самый отец Фёдор, вихровский сосед – священник. Ему хлопотливо предложили чашку чая, начали суетиться. Я поздоровалась с ним из своего угла (моё любимое место в их доме –  уголок, где рядом с подагрически раскоряченным буфетом стоит кресло под истончившимся до паутинной прозрачности пледом). Он глянул на меня, слегка прищурился и вдруг улыбнулся с такой сияющей радостью, что я даже растерялась. Улыбка – надёжней любого паспорта. Сразу узнаёшь о человеке самое существенное. Вот улыбнулся отец Фёдор и показалось – зажглись свечи в неожиданно возникших канделябрах. Вот именно такое было впечатление – свечи вспыхнули в канделябрах! Комната преобразилась, облагородилась и сразу дачную сонливость как ветром сдуло. Мне стало неловко, что я сижу в кресле, подобрав ноги, как одалиска или Клеопатра какая-нибудь. Что-то было в нём такое… Ну, не знаю, лень сейчас искать точное слово, - некий особенный лоск, что ли… Он и чашку брал как-то необыкновенно, она сразу начала казаться дорогой, из фамильного сервиза (это обычная-то белая чашка с красным маком на боку! красный такой, как отпечаток поцелуя толстой купчихи…).
Collapse )