korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Category:

ОДИН ДЕНЬ (видимо, самый длиииииииинный мой пост)

Я не один раз писал о том, что мне лень перепечатывать что-то из старых дневников.
А новое писать трудновато. Дело, пожалуй, не в недостатке тем, а в том, что писать по-старому не получается. Да и не хочется, конечно.
Обновление же стиля не происходит только благодаря волевому усилию. Это штука загадочная...

Так получилось, что сейчас, поздней ночью, принялся перечитывать некоторые старые свои тексты.
И они мне ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ! Только радовался я недолго: ведь сейчас я так писать не могу...

Короче, вчера я решил ради эксперимента описать один свой день. Не так, как в рукописных дневниках, конечно: некоторая цензура имела место быть. Однако, текст этот честный: как было, так и описал. Тут даже будет несколько снимков.

Итак...


21 января 2016 года, четверг.



     Начало второго ночи.
     Несколько огней - там, где ночная улица. Это фонари и зажжённые лампы в окнах домов. Ещё в матово-чёрном стекле отражаются рубчатые плафоны моей люстры.
     Плафоны в отражении двоятся, кажутся лицами с двойными подбородками.
     Ночь. Ровный непрерываемый шум ноутбука. Он нагрелся. Он шумит, словно дышит. Кажется, что у него жар, как у гриппозника.
     Матовая чернота в окне.
     Жёлтый электрический свет в комнате.

     Я только что посмотрел первую серию «Американской одиссеи». Мини-сериал о террористах, продажной верхушке, отважных блоггерах и т. п..
     Только что женщина-солдат, американка с лицом великолепно изготовленной куклы, маскировалась мусульманином. Перематывала голову тюрбаном, надевала халат.
     Халат был невесом. Когда американка подняла руки в широких рукавах, ткань плавно шевельнулась, словно сделала выдох.
     И ещё ей очень к лицу был синий тюрбан…

     Задумался, печатая: а точно ли это «тюрбан»? Чем он отличается от чалмы?
     Кликнул на голосовой поиск и хриплым от выкуренных сигарет голосом проскандировал в микрофон: «Чем отличается тюрбан от чалмы». Глупый компьютер выдал в верхней строке фразу: «Чем отличается тюрьма от чумы?»
     Я мысленно рассмеялся.
     В Интернете толкового объяснения – есть разница, или нет - я так и не нашёл. А до книжного шкафа добираться лень.
     Итак, посмотрел первую серию типичного штатовского боевика. Отчётливо осознал, как он кромешно типичен. И не менее ясно понял: буду смотреть вторую серию.
     Оттого, что там всё предсказуемо. Следовательно, в острые моменты душевное волнение будет минимальным. А картинки тут сменяются быстро, что не даёт затосковать. И проникнуться глубокой симпатией к героям при таком пульсирующем монтаже – невозможно. Если кого-то неожиданно пристрелят – переживать не станешь.
     Я устал и такое кино – хороший способ забыться. Забыться, а потом – уснуть.
     Вспомнились старинные притоны, где с той же целью уставшие от жизни джентльмены обкуривались опиумом…

     Приличные люди читают на ночь изысканную литературу.
     Засыпают, облагороженные Вольтером или Воннегутом.
     Но я давно забыл о приличиях.
     Вольтера не читал лет двадцать.
     Воннегута вообще не знаю. Кажется, его любил Довлатов… Или Бродский… В Фейсбуке его иногда цитируют. Там же, в Фейсбуке, я видел его фотографию.
     Симпатичный взлохмаченный господин, похожий на голодного и весёлого бродячего кота. Неряшливые усы мне особенно понравились. Усы истинного художника…
     Да, можно, можно, конечно, почитать на ночь что-нибудь сто́ящее…
     Но я буду смотреть вторую серию «Американской одиссеи».
     Деградировать так легко и так приятно!..




     Утро. Скоро на работу – в Благотворительный Фонд «Большая Перемена».
     Хотя какое же тут утро – полдень уже.

     С учениками своими я часто говорю о том, что любой человек, а в особенности – художник, ощущает несоответствие между тем, что ЕСТЬ и тем, что ДОЛЖНО БЫТЬ. То есть о врождённом представлении об Истине.
     Так в чём же Истина?
     Например, в том, что говорить о самом главном – о предназначении человеческом – давно уже стало просто неприлично. В начале 20-го века об этом ещё говорили. Кто вяло, кто вдохновенно. Кто-то вдохновенно повторял чужие мысли.
     После двух чудовищных мировых войн сердца огрубели, сформировался особого рода Цинизм. Доминирующей стала максима «Не до жиру, быть бы живу». Видимо, к середине столетия любые высокие слова уже автоматически воспринимались, как ВЫСОКОПАРНЫЕ. Пафос чётко ассоциировался с безумным маленьким вождём, визжащим с возвышенности перед необъятным, как море, стадом людей.
     Перед сном я написал, что деградировать легко.
     Ещё легче стать циником.
     Теперь цинизм – существеннейшая часть нашей реальности. Это особенно заметно в интернетовском пространстве.
     Что такое, в сущности, троллинг? Способность виртуозно обхамить собеседника. В идеале – вывести его из себя. И, естественно, самоутвердиться таким образом.
     Симптоматично, что именно умение троллить выше всего ценится большинством пользователей.
     Когда-то на последней странице Литературной газеты, в советские ещё годы, прочитал неожиданно-удачный афоризм:
     «Так много Ньютонов – яблоку негде упасть!»
     Сейчас так много остряков, что для остроумия места уже не остаётся. Для оскорблений же место найдётся всегда!
     Боже упаси сказать что-нибудь задушевное!!
     Другое дело – изощрённо высмеять!
     А умилительные посты про младенчиков и кошечек только усиливают душевную скорбь.
     Любить младенцев и кошечек – это можно, это не стыдно.
     А состряпать фотоколлаж, оскорбляющий, пусть даже самого неприятного современного персонажа, - это почётно…
     Прерываю сам себя, поскольку пора ехать в «Большую Перемену»…


     Вечер. Начало одиннадцатого. Не так давно вернулся домой с работы.
     День сегодня довольно нескладный: двое студентов не пришли, оттого образовалось «окно», которое заполнил уборкой кабинета, курением и фотографированием. Часть времени ушла на заточку карандашей. Короче, пришлось поскучать…
     Но сегодня были и двое других студентов – Володя и Витя.
     Володя (он пришёл до «окна») копировал стилизованную лубочную ёлку.
     Витя (появился после «окна») заканчивал иллюстрации к своей сказке.
     Сказки его – это, как правило, вольный пересказ одного или нескольких диснеевских мультфильмов. Главные герои – непременно девушки. Принцессы и королевы.
     Рисует он лихо, но в одной и той же манере. Очень по-детски, хотя ему уже 18 лет. И ведёт себя, как маленький.
     Под конец занятий явился его друг Вася. Ему, если не путаю, - 14. По виду нипочём не скажешь, что сорванец. Похож на тихого еврейского интеллигентного мальчика. Но в данном случае внешность обманчива. Вернее, внешность - нагло врёт. Пока я его фотографировал, он сидел с одухотворённым сосредоточенным видом. Даже что-то шиллеровское в нём внезапно обнаружилось.
     Но потом… Начал выкрикивать какую-то чушь, принялся мешать. Витя охотно с ним резвится. Гогочут, кривляются. И остановиться не могут – это уж проверено.
     В школе я бы действовал решительно и жёстко. Но тут другая ситуация. Тот же Вася, когда я раз вытолкал его с урока, закатил истерику. Был расстроен и чуть ли не полгода пытался добиться прощения. Хотя я, собственно, и не попрекал его.
     А Витя, хоть и мастер паясничать, - очень добрый малый. Одна из его любимых фраз: «Вы такие смешные!» Выхваченная из контекста, она мало понятна. Вот пример.
     Сегодня он внезапно хватает свои уши, тревожно их ощупывает.
     - Ой!..
     - Что?- спрашиваю.
     - Я красный!
     - То есть?
     - Я весь красный, почему-то, стал.
     - А-а… Может, стыдно за своё поведение стало?- любопытствую я.
     - Ну, Михал Михалыч!..- хихикает.- Вы такие смешные!..

     Об их судьбах я не могу рассказывать по этическим причинам. Но поверьте, судьбы их совсем не простые. И, имея в виду, что ребята они, в сущности, неплохие, я воздерживаюсь пока от резких действий.

Витя





     Они уже уходили домой, вылетели с криками на улицу, принялись с остервенением пихаться. Заметили меня – я курил в сторонке, принялись совать мне руки для прощальных рукопожатий. Чего тут больше – желания прикоснуться к взрослому солидному мужчине, или обычного баловства? Честно говоря, понятия не имею…
     Оба только и ждут повода, чтобы лишний раз пожать мне руку. Я почти всегда отвечаю на рукопожатие, но иногда начинаю медленно наступать на того же Витю.
     - Уже пятый раз сегодня мне руку тычешь!
     Он хихикает, пятится.
     - Вам показалось… Ну пожмите руку! Ой, только не нервничайте!- и пополам сгибается от стыдливого смеха.

     Потоптались около меня, наговорили кучу глупостей. Вася, например, кричит:
    - Угостите сигареткой!
    Он не курит – это так, для прикола.
    - Куда тебе курить?!- говорю.- Ты на себя-то посмотри!
    - А за сто рублей угостите?
    Я машу рукой, отворачиваюсь.
    Они опять пихаются. Вася летит в сугроб. Лежит там – худенький, бестелесный… Тряпичная кукла, а не юноша!
     - Вить, ты чего творишь?!- кричу я.- Разве можно? Как он мокрый домой поедет?!
     Витя бежит к воротам, топоча тонкими ногами. Вася демонстративно ревёт в сугробе. Я прохожу мимо, не глядя на него. Поняв, что его стоны не сработают, Вася вскакивает и мчится вслед за другом. На бегу успевает коснуться меня обеими руками. Не то, чтобы вытереть их об меня, не то, чтобы лишний раз меня коснуться…
     Он, наверно, и сам толком не знает…

Вася




     О «хулиганах» всегда есть, что рассказать. А про Володю, с которым я занимался в начале дня, я ведь ничего не сказал.
     А он очень хороший. Володя болен, передвигается в коляске. Но в этом году, благодаря упорным упражнениям, смог сделать двенадцать шагов, опираясь на брусья. Выжимает от груди 80 килограммов. И учится он усердно, с отдачей.
     Рассматривали с ним сегодня репродукции лубков. Ему особенно понравился – тот, самый знаменитый, где Пётр Первый изображён в виде кота.
     - Чёрточек (штрихов) много, а ничего не рассыпается, целиком смотрится,- сказал он о коте.
     После урока идём вместе к выходу (я помогаю ему спуститься со ступенек). Говорим о его руках – Володя их упорно накачивает.
     - Чтобы девушек удивлять,- доверительно сказал он мне.- Некоторые любят, когда их так…- резко дёргает рукой, показывая, как притягивают к себе женщин брутальные мужчины.
     - Ага,- говорю,- ты бы ещё их потом головой об колено…
     Володя смеётся.

Володя


     Так вот прошёл день.
     Печатаю, как обычно, - под музыку. Из ноутбука льются мои любимые мелодии. Конкретно сейчас – мелодия песни Высоцкого «Звёзды».

     …а с небосклона бесшумным дождём
     па-а-а-адали звёзды…

     Вольтера или Воннегута опять я вряд ли раскрою перед сном…

     Любопытно, в течение дня думал, что напишу о своих важных мыслях, которые появлялись время от времени… А вот сейчас мне это, в общем, не важно.

     И, разумеется, вообще далеко не обо всём успел написать.
     Но я поставил сам себе условие: писать о событиях одного дня, пока этот день длится.
     Скоро полночь. После - дописывать, исправлять ничего уже не могу.

     Опять своего рода литературное упражнение.

И напоследок несколько снимков, сделанных по дороге в "Большую Перемену", на рабочем месте и на обратном пути.


























































Tags: БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА, Литературные упражнения, СИРОТЫ, ФОТО, монологи
Subscribe

  • "Мой алфавит"

    Ю Юмор. Не очень люблю я это слово… Именно само слово, а не то, что оно означает. Вот как услышу: «Это мужик с…

  • "Мой алфавит"

    Ь Мягкий знак. Да-а, помню, оказала мне как-то мягкий знак внимания одна дамочка… Э Эмансипация. Давайте…

  • "Мой алфавит"

    Щ Щегол. Птица… Понятное дело, что птица! А как он выглядит? У Мандельштама стихи были с виртуозным описанием щегла… Как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments