korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Category:

Портреты (продолжение)

Чудак Игорёк


     Чудаков не так и много. Психов значительно больше. Смешно даже сравнивать…
     Игорь был типичным чудаком. Словарное объяснение этого слова меня не интересует. Для меня, как и для многих других, «чудак» - это человек с обаятельной странностью в поведении. Беззлобный и нелепый. Вроде «Рассеянного с улицы Бассейной». В общем, тот, кто скрашивает жизнь. Может, даже не «скрашивает», а «украшает».

     Значит, роста он был примерно под два метра. И при этом Игорь того самого телосложения, когда худоба и длина рук и ног превращают очень высокого – в верзилу. Таких при царском режиме дразнили «каланчой».
     А вы видели настоящую пожарную каланчу? Обычно они красивые и важные. Со шпилями на крышах. Ничего подобного в облике Игоря не наблюдалось. Скорее, он напоминал башенный кран. Причём кран, очень странно двигающийся – рывками, с подёргиваниями то влево, то вправо. Он никогда не мог ни сесть, ни встать так, чтобы ему было покойно и удобно. Облокотится на стол – локоть соскальзывает. Откинется назад, упёршись ногой в стол, - будьте уверены: стол поедет прямо на вас, только успевай отскакивай…
     И ещё он был кучерявый и ярко-рыжий. Шевелюра формой более всего напоминала ядерный взрыв. Это вот устрашающее облако дыма, которое принято называть «грибом». Невероятной длины лицо с носом, больше напоминающим укрупнённую модель для рисования, нежели простой человеческий нос. Подбородок – как крышка гроба. И длинная, путающаяся в себе самой фигура, с вывалившимися из рукавов бугристыми кулачищами. Разумеется, одежда Игоря всегда была ему мала, и штанины, если он садился, трещали и задирались к самым коленям.
      Плюс выпуклые небесные очи и кривой рот, как прореха на лопнувшей одежде. Про веснушки не говорю, само собой, ими тоже природа его не обделила.
      Кто-то скажет машинально: «Пугало!» Я сам так подумал, едва с ним познакомился. Каюсь, подумал…

      Мы были напарниками в том Музее древнерусской культуры, о котором я уже упоминал. Оба были подсобными рабочими. Таскали грузили, передвигали. Силищи он был необыкновенной. Правда, ужасно бестолковой. Обычно наши совместные действия сводились к тому, что Игорёк облапливал сейф какой-нибудь или шкаф и, оторвав его от пола, медленно разворачивался, тараща голубые свои шары, а я бегал вокруг него и кричал:
     - Поставь, поставь на место! Не то схватил! Нам велели ковры поменять!..
     И, когда он с грохотом ставил шкаф или сейф на пол, главное было отбежать подальше, чтобы себя обезопасить. Помогало не всегда. Один раз он так приземлил какую-то тумбу, что на меня откуда-то сверху обрушились рулоны с копиями фресок.
      Носилки мы всегда брали так, чтобы он стоял спереди. Так, по крайней мере, было видно, что он затевает. А то раз мы, не глядя, взялись за носилки, полные мусора… И оказались друг к другу спинами.
     - Готов?- спрашиваю.
     - Ага ж!
     - Ну, пошли!
     Он и рванул, подбрасывая колени. Чувствую, что бегу задом наперёд и причём очень быстро…
     - Стой! Игорь, стой, говорю!
     - Чего ж?
     - Да я падаю, блин!
     - Куда ж?
     - На спину «уже ж»!.. – злобно говорю я, уже лёжа под перевернувшимися носилками.
     Расстроенный напарник пытается мне помочь встать, отряхивает меня своими лапищами. От раскаяния так машет ими, что обрывает мне пуговицы с телогрейки.
     - Уйди от греха!.. Куда ты рванул так?
     - Так, я ж думал того… ты побыстрей хочешь.
     - Ты нормальный, нет?
     - А чё ж, не похож?
     Вся прелесть… Нет, вся СУТЬ в том, что последнюю фразу рыжий Игорь произносит едва не со слезой. Растерянно и грустно. Злиться на него не получается.
     - Игорёк, на будущее… Не делай ничего рывками, ладно? Спокойней, это самое… медленней…
    Берём опять носилки. На сей раз правильно берём: он впереди, я сзади, и смотрю на унылый холм его спины.
     - Пошли!
     - Можно уж?
     - Можно уж! Давай!
     - Миха, я ме-е-едленно!
     - Медленно, медленно давай.
     - Ну ж!..
     - Так ты идёшь или нет?
     - Я ж начина-а-аю-у…
     И он начинает вышагивать, вздёргивая колени, походкой страуса. Случайные встречные озираются на нас с недоуменными улыбками.
     - А побыстрее можешь?
     - Как?
     - Зачем так медленно-то? Иди нормально…
     - От так?
     - Да мать твою!.. Куда опять?!!..
   
     Отдыхаем в подсобке, курим. Я давно притащил туда кресло и банкетку, Выстроил себе ложе, вроде древнегреческого. Чтобы возлежать во время чаепития. Игорёк обычно бросает на груду досок и ящиков свою телогрейку и с грохотом на неё падает. Долго устраивается там с изумлённым выражением лица. Наконец, достаёт курево. Я разливаю чай. Игорёк заглядывает в свою кружку.
     - Красота!
     - Где? В кружке?
     - Ага ж!
     - Чего там красивого? Чай и чай…
     - Там, позырь, лампочка с потолка отражается… Кру-у-уть!
     Я смотрю – правда, отражается. И два пучка света от неё вправо и влево. Игорёк чуть качает чашку, любуется отражением.
      - Позырь, Мих, лампочка-то СМЕЁТСЯ!

     Да, не спорю, наверно, его можно было назвать психически больным человеком. Кто хочет – пожалуйста, называйте. А я называю его Чудаком. И… Ладно, поехали дальше…

     Поскольку на территории музея находилась действующая церковь, прямо или косвенно мы имели дело и с церковниками. Повадился к нам ходить пить чай звонарь. Нашего примерно возраста (немного за двадцать), но солидный, строгий. Мы с ним не дружили, но как прогнать человека, если он зашёл чайку попить? Тем более, войдёт, важно раскланяется.
     - Бог в помощь, ребята. Чайком угостите?
     - Заходи, садись…
     - Благодарствую…- садится, озирается.- Иконку хоть бы одну повесили…
     - Начинается…- недовольно кривлюсь я.
     - Игорь, положим, неверующий… пока. А тебе, Михаил, неловко должно быть. Православный человек, а икон в твоём жилище нет.
     - Это не жилище, во-первых…
     - Ну, ты же тут обретаешься…
     Понятно, короче. Не любили мы, когда звонарь к нам приходил. Звали его Олегом, кажется… Уже забыл. Допустим, Олегом.
     И вот как-то он к нам явился бодрый, даже я бы сказал, - воспламенённый чем-то.
     - Здоро́во, чай хочешь?
     - Нет, спаси Господи!- и бухается на стул. Смотрит на нас горящим взором.
     - Чего ж?- заинтересовался Игорёк и заворочался на своей груде обломков.- Чё такой интересный пришёл?
     - Только что книгу кончил читать! Отца Сергия Вороховского! Вот это книга, ребята! Все! Все её должны прочитать!
     Меня этот звонарь порядком достал уже, потому я коварно подстраиваю так, чтобы беседу он вёл с Игорьком. С последним звонарям лучше не связываться. Но Олег забывается и, когда я невинным голосом говорю: «Я о ней уже слышал, ты лучше Игорьку расскажи», радостно поворачивается к рыжему моему напарнику.
     - Слушай, брат! Ты ведь о святых людях знаешь? О монахах, великосхимниках?
     - Я ж одного монаха знаю,- живо откликается Игорёк.- В мультике ж был! Отец Стук… С Робином Гудом же бегал… С дубинкой такой…
     - Нет!- нервно дёргает щекой звонарь Олег.- Это не монах, это… Это всё вымысел католиков всяких и других безбожников. Я о настоящих монахах спрашиваю! О православных, понимаешь?
     - Не-а,- честно отвечает Игорь.- Православные ж они – в России же ж! А то ж другой, из мультика! Здоро-о-овый дядя такой!! С дубинкой.
     - Нет, я тебе говорю, есть НАШИ монахи, а есть те, которые себя НАЗЫВАЮТ монахами, а на самом деле они не монахи, а… Как тебе объяснить… Ну, не настоящие, неправильные это монахи! Ка-то-ли-чес-ки-е, понимаешь?
     - Переодетые, что ли? Разбойники переодетые? Робин Гуд вот там в мультике – тоже ж переодевался в монаха. С ребятами же своими же!
     - Забудь о Робин Гуде!- машет костлявым кулачком звонарь.- Это всё враки, понял? Это католики придумали. Робин Гуда не было, а были на Руси настоящие святые люди. И сейчас они есть! Вот, кто такой монах вообще – ты знаешь?
     Игорь пугливо смотрит на меня, потом на Олега.
     - Ну как… Они в чёрном все ходят, сердитые всегда… Один только весёлый и был же!
     - Это кто?- оживляется Олег.- Отец Никодим?
     - Не-е,- едва не задевая по голове звонаря, машет огромной ручищей Игорёк,- я о Стуке всё! Монах Стук из мультика!
     - Михаил,- повернувшись ко мне, дрожащим голосом просит Олег,- ну, подтверди же, что монаха этого дурацкого католики придумали!
     - Католики или протестанты – я уж не помню,- говорю.
     - Вот видишь! А протестанты ещё хуже католиков! Они наши злейшие враги. Враги нашей веры Христовой!- Олег вдумчиво, с жаром перекрестился. Игорь испуганно следил за ним круглыми глазами.- И вот, чтобы такие злодеи нас не одолели, встают на защиту Церкви святые люди – монахи православные! Вот именно о них и рассказывается в этой книжке! Понял?
     - Понял,- дёргает плечом ошарашенный Игорь.- Как же они встают-то?
     - Вот почитаешь – узнаешь,- наставительно произносит Олег.- Я тебе принесу в другой раз… Такая книжка-а…- закрыв глаза, качает головой.- Только её бы и читал всю жизнь!
     - Такая весёлая?- уточняет Игорь.
     - Книга-а… Она не «весёлая», Игорь!
     - Грустная?- пытается угадать Игорёк.
     - Она… правдивая и святая, понял? Там и о других наших врагах написано. О самых главных.
     - О жидомасонах, поди?- подливаю я масла в огонь.
     - О! Вот Михаил! Видишь, Игорь, он знает правду! Хоть и ленится духовно (извини, Миш), но кое-что главное-то он знает!..
     - О чём же ж?
     - Почитаешь – узнаешь.
     - Олег считает, что главные наши враги – евреи,- объясняю я Игорю.
     - Не просто евреи, а ЖИДОМАСОНЫ!- грозно восклицает звонарь.
     - Так кто хуже-то,- занервничал Игорь,- протестаны или… евреи?
     - Евреи. Которые масоны. А протестанты – те же масоны, только называются по-другому. Для маскировки.
     - Чё-то это…- вздохнул Игорь.- Одни враги в этой книжке… И чего, ни одного друга там нет?
     - Русскому человеку только православный другом может быть!
     - Монах, что ли?
     - Вообще православный! Любой!
     - И монах?
     - Игорь… Ну, монах… Он не друг, он… святой…
     - А со святыми не дружат?
     - Слушай,- звонарь понемногу выдыхается,- человек святой жизни – он Богу служит. Вот бедным помогает, например. Слабых защищает.
      - Так это же ж Робин Гуд и есть,- выдохнул сбитый с толку Игорь.
      - Да нет никакого Робин Гуда, чтоб он сдох!- взорвался звонарь и вскочил на ноги.
      - Но мультик же есть?!- повысил вдруг голос и мой рыжий товарищ.- «Робин Гуд»! Многосерийный! Двенадцать серий, как же!
      - Вот в аду тебя двенадцать раз сожгут за эти двенадцать серий!
      - Чего ж в аду?!.. Я правду говорю же! Не веришь, программу смотри… телевизионную! Каждый день в двадцать-тридцать… По второму каналу… Я чё – вру, что ли?
      - Да ты… Да вы…- заметив, что я корчусь от смеха, звонарь белеет от злости.- С вами о святых вещах говорить нельзя! У вас обоих души заблудшие!
      Я хохочу, а Олег выходит прочь, хлопнув дверью.
      - «В аду гореть»,- бормочет Игорь.- Если б я врал, а так чего ж? Каждый день в двадцать – тридцать…

     Когда я увольнялся, подарил Игорю набор открыток с иллюстрациями к «Робину Гуду» Гершензона. Рыжий обалдел так, что забыл поблагодарить. Весь день вынимал их из-за пазухи и бережно пересматривал. Мне даже неловко как-то стало…
     Случился тут рядом и звонарь Олег. Полюбопытствовал:
     - Что смотришь?
     - Это ж… картинки Миха подарил…
     - Можно посмотреть?
     - Лучше не надо,- заметил я.
     Но Олег, конечно, посмотрел. Молча вернул их Игорю.
     - Откуда взял?- ледяным голосом спросил он у меня.
     - А они у меня с детства,- с вызовом отчеканил я.
     - Ясно… Ну и кто же это… нарисовал?
     - Не помню фамилии… Это иллюстрации к книге.
     - А кто книгу написал?
     - Гершензон,- машинально ответил я… опомнился, но было поздно.
     - Я-асно,- закивал, выразительно тараща глаза Олег.- Конечно, Гер-шен-зон!..
     - Ну да, Гершензон,- вдруг обозлился я.- МИХАИЛ АБРАМОВИЧ! Хороший русский писатель!
     - Абрамович?- переспросил Игорь.- Еврей же?..- Посмотрел на Олега.- А говорил, они масоны!.. Чё же ж ты?!..
     И дружески толкнул звонаря в плечо. И опять не рассчитал – от неожиданного тычка Олег кувыркнулся в сугроб. Дело было зимой.
   
     Кругом сугробы… И горячая, рябиновая рыжина шевелюры Игорька. Любимого моего чудака!
Tags: РАССКАЗЫ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments