korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Беседы с Сергеем Яковлевичем Лагутиным (часть четвёртая)

Справа налево: Мама, Сергей Лагутин, Люба (сестра), Иван (старший брат). 1928 год.

3


Я:  Когда вам было лет 14-15-17, чем занимались, о чём говорили со сверстниками, что вас увлекало? Увлечения вашего поколения, какие были?

С. Я.: (долгая пауза) Ну-у, сейчас скажу… После школы… После школы мне пришлось сразу работать. Тогда было ОЧЕНЬ трудно устроиться на работу, но меня устроили на фабрику ткацко-трикотажную. И там ткали такие трикотажные… холсты, что ли… которые потом шли «в начёс». На этой фабрике работать было…

Я: Скучно?

С. Я.:  Ну, скучно, конечно! Сперва я ещё учеником был, мне не было 18-ти лет… Но я в это время (до поступления на фабрику) был пионером, и вот, конечно, пионерские отряды занимали много времени. И после школы – эти отряды пионерские… Там выпускали газету, беседы были…

Я:  В колхозы ездили помогать собирать урожай?

С. Я.:  Нет, тогда этого не было. Ездил я туда по другому поводу. (Иронически) Это уже будучи комсомольцем!

Я:  А куда ездили комсомольцем?

С. Я.: О, это райком послал меня и ещё одну девицу с группой ребят – в бузулукский район. В город Бузулук.

Я:  Это где у нас?

С. Я.:  Это туда, к Волге, там степи такие…

Я: Извините, какой год?

С. Я.:  Это был 29-й… 30-й год, примерно. Это я уже работал на фабрике.

Я: То есть это была общественная ваша нагрузка, да?

С. Я.:  Да, общественная, комсомольская. Но я параллельно занимался в пионеротряде.

Я: Вы поехали в это место в качестве агитаторов, что ли?

С. Я.: Да, в качестве организаторов пионерских отрядов. А время как раз было коллективизации. И вот в этот момент нас послали – идиотское совершенно занятие! И поездка сама была… Несколько пионеров  с нами – один из них смешной был очень парень… Причём, приехали зимой, за нами выслали лошадь и небольшие такие сани. Даже не сани, а – санки! Мы в них никак не усаживались: сидели друг у друга на коленках. Время от времени кто-то выпадал из них на снег (смеётся). Ну, конечно, мы тут – ничего, смеялись. Весёлое было дело…

Я:  А кто же лошадью правил?

С. Я.:  А лошадь специальная: кто-то приезжал за нами - возница. Ну, приехали в этот колхоз. Поместили нас в какой-то избе. Была горница и эта… Двойная такая изба. Я помню, что мы бесконечно слушали споры насчёт колхозов. Колхозники спорили. О чём? Мы не могли понять. Но шло чуть не до полночи – мы не могли уснуть. У меня парень этот, смешной, он открывал дверь – они беседуют, значит, спорят, а он – берёт подушку, открывает дверь и, прислонив к притолоке подушку, как бы спит на ходу. Но никто не замечал!! (хохочет)

Я:  А вы обязаны были присутствовать во время собрания?

С. Я.:  Нет, нет совершенно! Мы должны были с утра поехать в какие-то деревни и там организовывать вот эти самые… Собирать ребят, с ними какую-то беседу проводить.

Я:  Проводили?

С. Я.:  Проводили. Что говорили – совершенная чушь! Потому что нечего было говорить. О том, что, в общем, пионеры должны помога-а-ать взрослым. Вот идёт коллективиза-ация, нужно ребятам - тоже помогать. А что помогать?..

Я: Но они вас слушали – дети?

С. Я.:  Слушали. Ребята слушали, но никаких и вопросов-то они не задавали. Не о чем было вообще говорить… А ездили в какие-то колхозы: далеко друг от друга - деревни.

Я:  Ну вы сами принимали в пионеры?

С. Я.:  Там? Я не помню… Какой-то отряд мы там организовали. С галстуками ли – я уже не помню. Во всяком случае, галстуки должны были быть. Но всё это было настолько неестественно, что ребята вообще даже не понимали особенно, что это такое – пионеры. Галстуки, по-моему, мы даже перевозили с собой.

Я:  А вы что с ними делали-то? Маршировали, читали, в походы ходили?

С. Я.:  Не-е-ет!! Бесе-е-едовали только. Беседы короткие были. А потом уезжали. Одна дорога занимала почти весь день! От одной деревни к другой. И были мы там в нескольких деревнях, и всего неделю. Кормились, по-моему, мы сами.

Я:  А впечатления от самого места, от деревни – какие?

С. Я.:  Ну, деревня была такая, как обычные деревни. Это меня нисколько не занимало. Единственное, что было интересно – это верблюды. И обратный путь, когда нас везли в Бузулук, на станцию, - везли нас на ВЕРБЛЮДЕ! Запряжён верблюд был в розвальни такие. Развалюхи нам подали такие. Мы там со своими маленькими чемоданчиками какими-то сидели. А верблюд очень интересный: он упрямый страшно, а этот ещё понукал: мы опаздывали, быстрее нужно было. И этот верблюд - с дороги! Дорога шла мимо заборов таких, и он прижимается к забору и вываливает нас всех с саней! (заливается смехом) Хозяин верблюда, значит, чуть его ни колотил… Х-хех, мы собирали опять эти вещи, значит, и он его выводил…

Я:  Антисоветский попался верблюд.

С. Я.:  Да! (смеётся)

Я:  Саботажник…

С. Я.:  Саботажник был совершенно!.. Вот… Это было как раз перед моим поступлением в училище. Это был 30-й год.

(Продолжение следует)
Tags: С.Я. Лагутин
Subscribe

  • И ещё один рассказ-импровизация

    Название рассказа, первое и последнее предложения присланы http://grand_de.livejournal.com/profile. Название - "Мне бы просто любить".…

  • Рассказ-импровизация

    Когда-то в своём ЖЖ я попросил моих читателей прислать мне название рассказа, его первую и последнюю фразу. И, используя это, я сочинял…

  • О музыке.

    Эдвард Григ «Песня Сольвейг». Здесь первые звуки вызывают мысль о караване верблюдов… Или нет, нет — о мычащем стаде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments