korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Беседы с Сергеем Яковлевичем Лагутиным (часть третья)

Серёжа Лагутин в 6 лет (1917 год).

1


Аграфена Ивановна, мама (1914 год).

2

Я:  Так. Вот когда вы переехали в Москву, вы, наверно, лучше помните двадцатые уже годы, да?

С. Я.:  Да, конечно!

Я:  Вот атмосфера 20-х годов, как вы её запомнили, вот как это внешне проявлялось – в звуках, в каких-то образах?

С. Я.:  Да-а, более, может быть, порядок, что ли, был.

Я:  По сравнению с чем?

С. Я.:  С тем, как я приехал сюда. Тогда какие-то шумы были – и в переулке, и всюду. Извозчики в одну сторону, вторую, третью и что-то возили.  А здесь уже появились лихачи (так назывались).

Я:  Они и раньше были – лихачи. Насколько я помню.

С. Я.:  Но я их тогда не видел, а тут я уже выходил с ребятами на улицу. Однажды даже я попробовал покататься на трамвае.

Я:  Сзади прицепились, да?

С. Я.:  Да, сзади прицеплялись: там была такая труба. Цеплялись и проезжали от одной остановки до другой…

Я:  А что это за труба была сзади?

С. Я.:  Ну, это когда стыковались два трамвая, там, видимо, сцепление было…

Я:  Это она «колбасой» называлась?

С. Я.:  Да-да, вот это была такая «колбаса».

Я:  А она висела перпендикулярно земле?

С. Я.:  Она немножко так вот (показывает) под углом висела. Она там закреплялась как-то. И очень хорошо можно было ехать… А было ещё, где можно сесть – это такая металлическая труба, которая сцепляла один трамвай с другим. Иногда ехали два трамвая: один прицеплен к другому.

Я: А конки вы уже не застали?

С. Я.:  Нет, конок не было. Но вот извозчики очень долго ещё были.

Я:  А извозчики как-то запомнились вам, как грубияны или, я не знаю… ворчуны?

С. Я.:  Не-ет, наоборот: извозчики были очень покладистые, в основном. Очень приветливые: приглашали седоков. Но вот как расплачивались, я уж не помню. Но какие-то, вроде как, были таксы. Потому что торговли особой не было – с извозчиком. Брали его и платили деньги, уже зная – сколько.

Я:  Да, ну вот 20-е годы… Вы сказали: «больше порядка было». А внешне как изменилась Москва?

С. Я.:  Даже были рестораны! Ну, это старые рестораны, которые возобновились. Ну и потом… Сперва было плохо с продуктами. Я помню, что было неважно… До появления НЭПа. А НЭП уже был в начале 21-го года. Ну вот тогда Сухаревка ожила!.. Там было всё, что хочешь. И были ПРОДУКТЫ! Фрукты всякие были… Я помню: арбузы…

Я:  Это всё на витринах можно было рассмотреть?

С. Я.:  Нет, какие витрины! Прямо лежали в палатках таких. Иногда просто были на полу эти арбузы. Как постель, постилали какую-то сермягу и на ней всё это было. Потом были просто на возах: яблоки там и всякое такое… И были особенно интересны (ну, это уже немножко позже) такие палатки (постоянные, они даже, кажется деревянные были - запирались), где готовили вафли. Вафля! Аромат вафель, крема – они наливались кремом – аромат был чуть ли не по всей Сухаревке!.. Их было несколько – этих палаток, и прямо при тебе тут они пекут – они квадратные были, большие. Такая печка у них там была. Закручивают так вот их и из пакета бумажного наливают – р-раз с одной стороны и с другой стороны. И прямо тёплая! (смеётся) Это вот было самое эффектное…

Я: А на современные вафли по вкусу похоже?

С. Я.:  Ну, мне трудно сравнивать… Я помню, что это были вафли очень вкусные. Из-за крема, конечно.

Я: Ну, вы, видимо редко покупали. Это было дорогое лакомство?

С. Я.: Ну конечно, конечно.

Я:  А скажите, пожалуйста, костюмы, моды 20-х годов помните вы? В чём ходили на улице?

С. Я.:  Ой, да очень разные были… Как разные сословия – так разные одежды. И кто как.

Я:  Ну, на иллюстрациях, в фильмах, скажем, по рассказам Зощенко – это действительно похоже на то, что было тогда или нет?

С. Я.: Да, похоже, конечно. Очень похоже. Когда появился НЭП, нэпманши очень почему-то отличались.

Я: Шляпы-горшки, да?

С. Я.:  Да, шляпы менялись. Были шляпы большие – это я помню уже по матушке; у неё были шляпы. Она тоже где-то старалась следить за модой. Она была очень молодая, ухажоры были у неё какие-то. Я помню даже, отправлялась с какими-то молодыми людьми… Там особенно знакомство её на рынке было, и дело в том, что когда прекратили работу военные заводы, и стало много безработных - тогда на рынках появлялись всевозможные люди. Кто-то ей поставлял товар, какие-то мелочи, и она торговала, стала торговкой на Сухаревке.

Я:  А чем торговала?

С. Я.: Какими-то мелочами…

Я: Галантерея, да?

С. Я.:  Галантерея всякая – иголки, булавки и нитки. И какая-то ещё бижутерия…

Я:  И сколько её лавочка просуществовала?

С. Я.:  Да какая лавочка – это был лоточек. Просто она держала его на такой треноге. Вот у неё завелись приятели, которые снабжали её. Сами они торговали тоже, но мало. Вот они и снабжали её, и какой-то процент она получала. Вот на это она и существовала какое-то время.

(Продолжение следует)
Tags: С.Я. Лагутин
Subscribe

  • И ещё один рассказ-импровизация

    Название рассказа, первое и последнее предложения присланы http://grand_de.livejournal.com/profile. Название - "Мне бы просто любить".…

  • Рассказ-импровизация

    Когда-то в своём ЖЖ я попросил моих читателей прислать мне название рассказа, его первую и последнюю фразу. И, используя это, я сочинял…

  • О музыке.

    Эдвард Григ «Песня Сольвейг». Здесь первые звуки вызывают мысль о караване верблюдов… Или нет, нет — о мычащем стаде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • И ещё один рассказ-импровизация

    Название рассказа, первое и последнее предложения присланы http://grand_de.livejournal.com/profile. Название - "Мне бы просто любить".…

  • Рассказ-импровизация

    Когда-то в своём ЖЖ я попросил моих читателей прислать мне название рассказа, его первую и последнюю фразу. И, используя это, я сочинял…

  • О музыке.

    Эдвард Григ «Песня Сольвейг». Здесь первые звуки вызывают мысль о караване верблюдов… Или нет, нет — о мычащем стаде…