korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Беседы с Сергеем Яковлевичем Лагутиным (часть первая)

72892[1]

Я: Сергей Яковлевич, пожалуйста, скажите, какое самое раннее воспоминание ваше?

Сергей Яковлевич:  Вот одно из воспоминаний – это моё появление в Москве. До этого я помню сам процесс… Транспорт… (иронически посмеивается).

Я: А сколько вам было лет, когда вы собирались в Москву?

С. Я.:  Это было, сейчас скажу… э-э, примерно, лет семь… шесть. Видимо, сразу после революции, так как матушка в Москве жила, а к этому времени её брат (мой дядя) служил в Кремле… Была какая-то подготовка военная, его в какие-то офицеры, не знаю… Офицерская подготовка к войне. Была Гражданская война…

Я: А вы понимали, что поедете в Москву, в город из деревни. Вы волновались тогда – в семь лет?
С. Я.:  Нет, никакого волнения не было, только был страшный интерес: появление на вокзале – привезли меня на вокзал; стоит поезд. Для меня было совершенно дико – толпа народа! Причём были вагоны товарные, и товарные вагоны набиты людьми. Попасть в этот вагон… Нужно было со страшной силой… Матушка проникла туда, а её брат, этот дядя мой, вот он меня прямо поднял на руки и через головы передал – матушке в вагон (смеётся)… Вот это я помню. И само движение поезда я уж не помню, как следует, но всё было для меня настолько странно и дико… Но волнения особенного я не испытывал. У меня только один интерес, очень было интересно всё это: движение поезда…
Я: А вот вы приехали, вокзал, а потом что-то помните? После вокзала?
С. Я.:  Сам приезд я очень хорошо помню. Вылезли из вокзала, и тут же был нанят извозчик. И вот этот извозчик от вокзала нас вёз по улицам. Улицы – шумные, встретился нам навстречу – с шумом, с каким-то даже с дымом, – АВТОМОБИЛЬ! Это первые автомобили, которые двигались по Москве.
Я: Вы первый раз в жизни тогда автомобиль увидели, да?
С. Я.:  Да-а, это всё – город, шум, большие дома, улица… Всё было такое для меня, как какая-то сказка… Остановились мы – квартира была на Сухаревской площади. Сухаревская площадь полна торговли!  Палатки какие-то стоят, и люди, крики. Около этих палаток недалеко проходил трамвай. Трамвай со звоном, с шумом. Оглушающий шум, который меня поразил…

Я:  А вот так вот визуально - Москва чем отличалась от современной, как вы её запомнили тогда – в детстве? Какая-то картинка осталась в памяти?

С. Я.: А-а, ну конечно! Э-э, Москва была хоть и такая шумная, но шум был какой-то людской: не было шума механического – кроме трамвая (пройдёт и опять – со звоном) или автомобиль. Большинство – это извозчики: топот копыт; особенно топот копыт какое-то на меня впечатление производил, вроде музыкального такого… х-хех! Ритм, который… потому что были мостовые – булыжники. И стук копыт этих самых, и стук колёс – всё это в каком-то ритме, как будто всё это заводное было…

Я:  И никакой рекламы не было на домах?

С. Я.: Не-ет, никаких реклам совершенно! На углах стояли какие-то тумбы такие… и фонари. Фонари, которые зажигались, э-э-э… даже были, по-моему, керосиновые! И ходил с лестницей фонарщик, забирался, зажигал эти фонари, как темнело… Потом уже я помню, когда эти фонари были убраны…

Я:  А потом газовые появились?

С. Я.:  Да, потом появились газовые.

Я:  Вот я слышал: они как-то шипели-трещали, да? Был такой момент?

С. Я.:  Да, они трещали. Но не всегда - иногда так хлопали как-то… х-хех… Но это было освещение уже другое совсем.

Я:  А чем отличалось?

С. Я.:  Газовый был какой-то холодный свет такой… белый… А керосиновый – он был тёплый, жёлтый. И в домах были керосиновые лампы. В мой приезд в дом, когда мы вошли в комнату, в квартиру – лампа висела керосиновая. На стене, правда, ещё была, как бра – тоже керосиновая лампа. Такая настенная была. Ну, ещё была большая русская печка. Так что производило это впечатление, так сказать… Ну-у, похожее на то, что было в деревне. Вроде, это было для меня естественно – жильё с печкой.

Я:  Так вы до этого всё время жили в деревне? Не выезжали ни разу, да?

С. Я.:  Нет, не выезжал никуда.

Я:  И это был, значит, год восемнадцатый, если вам было лет семь?

С. Я.:  Да-а… Весна уже была… И во дворе, в котором жили, тоже… бесконечные бегали там с рынка.

Я:  Это Хитровский был там рынок рядом, да?

С. Я.: Это Сухаревка. Ну, Сухаревский – знаменитый рынок! Был колоссальный – через всю площадь. Стояла  Сухаревская башня – она разделяла Большую Сухаревку и Малую Сухаревку.

Я:  Красивая была башня? Она какую-то ценность имела художественную?

С. Я.:  Она была очень величественная, очень высокая.

Я:  С часами?

С. Я.:  С часами. И часы были с четырёх сторон. С Большой Сухаревки, с Малой, со Сретенки и с Мещанской. Отовсюду было видно. Кстати, эти часы были видны из нашего двора. Была видна башня. И я смотрел время (часов своих, конечно, не было). Ну, бегал туда, по лесенке забирался. Там такая галерея – с этой галереи были видны часы как раз. И я проверял время – бегал туда, х-хех… (Видимо имеется в виду какая-то дворовая постройка, с которой можно было рассмотреть циферблат башенных часов.)

Я:  А вы почти сразу стали гулять во дворе и почти сразу подружились с ребятами, да?

С. Я.:  Да не сразу… Ну потом встречи начались с ребятами, и как-то я освоился.

Я:  Ну вы довольно быстро освоились, не было конфликтов?

С. Я.:  Нет, нет, я быстро очень познакомился с ребятами… Немножко взрослее меня были… Ну-у, как-то я не очень с ними, а вот больше с такими - маленькими. Потом мы стали выходить со двора. Один я не выходил, а с ребятами начал выбегать… Там была сразу в переулке церковь святого Панкратия, её было из нашего окна видно. Вот, а рядом был какой-то пустырь. Почему он был пустырь, я не мог понять, но мы там играли.

Я:  А во что играли помните?

С. Я.:  А играли в казаки-разбойники…

Я:  Вот, кстати, я не знаю правил этой игры. Я всё время читал-слышал – казаки-разбойники. Вы не помните правила этой игры?

С. Я.:  Ну, были правила простые. Кто были - казаки, а кто – разбойники. Казаки вылавливали разбойников, а разбойники прятались, где кто мог. У нас был первый этаж под нашим домом занят какими-то складами мебели. И вот в этом складе мебели (там была дверь проломана), мы лазали по этой мебели: всякие диваны, все эти штуки… Мы лазили по ним – там прятались: там было трудно находить друг друга. Потому что там были три квартиры больших, и там они были заняты вот таким складом мебели.

Я:  Это был магазин?

С. Я.:  Там был склад просто. Там не было магазина, а это был…

Я:  Конфискованная, что ли, была мебель?

С. Я.:  Нет, это было просто брошенное или бесхозное, что ли… Там хозяева – купцы…

Я:  Они, видимо, убегая из России, оставили – раз это был 18-й год. Нет?

С. Я.:   Э-э, да-а… Просто… уезжали, бросали эти… Тогда уже были эти самые… аресты… Ну, в общем, дворик наш такой был аховый!

Я:  А вот солдат, патрули вы помните на улицах? Революционные эти вот – матросы: то, что в фильмах показывают?

С. Я.:  Да не-ет, никого не было таких видно! Даже какой-то милиции или полиции – никого не встретишь. Где-то были, э-э-э… Постепенно появлялись. А в это время, когда я приехал, вообще был хаос… Хе-хех!

(Продолжение следует.)
Tags: С.Я. Лагутин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments