korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Category:

Импровизация №5 "Бегемот в шляпе"

0_5d19e_7b11af62_XL[1]

Вот и последняя импровизация! Появилась она благодаря http://pink-mathilda.livejournal.com/, предложившей название - "Бегемот в шляпе", первую фразу - "про этот перекресток люди рассказывали недоброе", и последнюю - "однажды, в студеную зимнюю пору".

Ещё раз спасибо всем, кто помог мне в сочинении этих импровизаций!

Всегда Ваш, Корпильон)


"Бегемот в шляпе"

     Про этот перекресток люди рассказывали недоброе. Вечерами кого-то там видели или слышали… И аварии там случались чаще, чем в других местах… А так внешне – место, как место. Светофор мигает, машины то ползут, то летят… А вокруг – дома, гигантскими слепыми сотами. Мало ли таких мест?
   Но вот бабки и тётки зловеще посмеивались и говорили: «Такое место злое… Давно-о о нём говорят, давно-о-о… А дыма без огня не бывает. Да! Не бывает…»
   И вот местные власти захотели как-то украсить это серо-тоскливое место. Огородили часть пространства и раскатали на нём привезённые откуда-то рулоны зелёного газона. Не сами власти, конечно, раскатали – узбеки в оранжевых комбинезонах. Те же узбеки установили рядом с перекрёстком скамейки, вдавили в землю бетонные короба с цветами. Потом стали расти на глазах красно-сине-жёлтые качели, горки для скатывания, лесенки всякие и сваренные из гнутых труб жирафы.
   Работяги трудились на совесть. Были они похожи на маленьких узбекских пьеро – все чёрненькие, грустненькие… А детская площадка получилась вопиюще яркая, наглая и нелепая. Окончательно превратилась она в страшилище, когда понатыкали на ней мелкие деревца, кустики да ёлочки.
   Но, несмотря на всё безобразие, площадка сразу оживила «проклятое» место. Конечно, как-то диковато строить детскую площадку рядом с перекрёстком… Но вот построили. И мамаши туда стали приводить своих горластых малышей. И пенсионеры с утра выползали из подъездов и ковыляли к приманчивым лавочкам. Бомжи, алкоголики, шпана тоже отдали дань радостному месту. Короче, понемногу дурная слава стала таять, как дым. Именно, как дым, из чёрного становящийся сизым, блёклым, а потом уж и вовсе растворяющийся в прозрачной пустоте.
   И только самая кромешная из всех мрачных бабок – Лукерья (имя-то какое, а?!) продолжала мутить воду, подпускать яду. Сидела она на одном и том же месте – третья лавочка от перекрёстка – зимой и летом в чёрном пальто и в платке замогильного цвета. Вонзив клюку в землю, она нехорошо посматривала по сторонам, усмехалась и бормотала:
   - Ничё… Придёт время – бегемот в шляпе появится, тогда увидите…
   И вот ведь штука… Отчего-то на наших людей такие вещи действуют… Ну вот выжила из ума старуха, несёт бред какой-то. Так ведь реагируют люди! Смех смолкает, лица вытягиваются. Нет, детей, само собой, по домам не растаскивают, попа не зовут – освящать площадку. Но вот реагируют! Тускнеют, переглядываются.
   Уважают на Руси старых дураков! Особливо сумасшедших… Уважают и боятся. Это, видимо, языческое в нас живёт. Наверно, когда-то седые жрецы и жрицы впадали в транс, бормотали несусветное и так вот формировался архетип… Ой, прощения прошу, увлёкся. Зафилософствовался.
   В общем, старуха, как могла и умела, портила людям удовольствие. И всё угрожала да угрожала подлым голосом, что придёт-де «бегемот в шляпе» и тогда…
   Посредственные литературоведы любят повторять одни и те же цитаты. Например: «Бывают странные сближенья». И вот тут они бы машинально пробубнили именно эту фразу.
   Как-то привезли в грузовике опутанное верёвками бронзовое чудовище. Несколько человек в разноцветных кепках-бейсболках стащили его на землю и врыли в центре площадки. Это был – пузатый пучеглазый бегемот!!! Бегемот словно как шагал куда-то, зажав под мышкой портфель. На бегемоте топорщился пиджак, бегемот ухмылялся во весь чемодан своей ласковой морды, а макушку его накрывала – КРОХОТНАЯ ШЛЯПА!!!..
   Ну, я-то, положим, знаю, откуда такой взялся. В 50-х – 60-х годах прошлого века любили снимать мультики про алкашей или бюрократов. Назывались эти сатирические произведения – «мультфильмы для взрослых». И часто там бюрократы изображались в виде животных. Ну-у, вариант визуальной басни, да? И ходил по рисованным улицам толстяк-бегемот в пиджаке, шляпе и с портфелем под мышкой. Один из тех, кто «мешает нам жить», как говаривали советские пропагандисты.
   И, наверно, отлили ещё при коммунячьем строе несколько фигур из советских мультфильмов для украшения сквера или двора рядом с Домом пионеров, да потом по какой-то причине передумали ставить… Или выворотили в более позднюю эпоху, чтобы поставить на их месте коммерческий ларёк. В общем, фигура эта одна из тех, по-моему, из советских. Она, к слову, и сработана была на совесть – эвон, пиджак-то, прямо как настоящий! И у морды выражение сложное, человечье. Не тупая маска, как у нынешних деревянных или бронзовых фигур!
   Дети полюбили доброго пузана, чуть не хороводы вокруг него водить были готовы. И бомжи ему улыбались по-доброму. Называли его Борис Борисычем. Почему? Это вы у бомжей спросите, если вам интересно.
   А молодёжь придумала, что если потереть рукой его портфель – желания исполняются. Вот, натурально, и зазолотился в лучах солнечных бронзовый портфель бегемота, отполированный суеверными пальцами мечтающих о кренделях небесных юношей и девушек.
   А Лукерья? Злобная старуха поначалу чуть от земли не оторвалась, чуть не повисла в воздухе, как медитирующий йог. Но земля её, видать, держала крепко. Опомнившись, она долго молча трясла в воздухе клюкой, а потом заговорила. И как заговорила!
    - Вот он гад гадский! Явился не запылился! Пришёл на головы наши, чтобы от века не ели мы каши!.. Расступайтесь! Расступайтесь!.. Бегемот снизошёл!..
   И началось… Не каждый день, но уж раза два в неделю заводила полоумная Лукерья свою песню. Грозила всем клюкой, проклинала бронзового бюрократического бегемота. Раза два тоже пыталась поколотить его своей корявой палкой. Но тут, представьте себе, народ решил вступиться. Архетип архетипом, а бегемота люди полюбили по-настоящему, всем сердцем.
   Дети поднимали рёв, звали на подмогу родителей. Выстраивали живое заграждение, не давая в обиду своего бронзового друга. И родители вступались. Наиболее смелые дамы повышали голос на старуху, махали на неё руками – пошла, мол, вон! А один папаша, бывший спецназовец, нервно дёргая мускульными выпуклостями, пригрозил, что треснет Лукерью, если та не заткнётся. Да так, что враз нормальной станет.
   Последняя угроза бабку, видно, напугала. И она потихоньку сдалась, присмирела. Ретировалась, вращая вороньими глазами и ворча угрожающе.

   Самое любопытное – это то, как эта эпопея закончилась. Бабка Лукерья неожиданно пропала. Померла она, или объявился кто-то из родственников и увёз её в дурдом или ещё куда – неизвестно. Даже всеведущие пенсионеры ничего определённого сказать не могли. Хотя версии выдвигали охотно, предлагая самые фантастические и дерзновенные варианты.
   Однако, факт остаётся фактом – Лукерья пропала, и в глазах детишек (а может, и взрослых тоже) бегемот в противостоянии одержал решительную викторию. Прогнал злую старуху, как Бабу-Ягу! После чего стал едва ли не обожествляем нежными неокрепшими (или незачерствевшими?) душами.
   А ханыга Петрович на полном серьёзе рассказывал следующее:
   - Это… Как она, это… Зимой, в студёную самую пору – во двор вышла. Ночью!.. Аккурат дело в сочельник было – католический! Вышла она, это… сюда, на площадку эту и давай кочергой своей крутить, да вокруг Борис Борисыча нашего кругами носиться. Колдовала, что ли, или просто нервничала… Таким делом кружит, то как зверь взовоет, то, как дитя плачет. Вот… А он – бегемот, значит, нагинается вдруг к Лукерье-то и грит ей: «ДУРА, УЙМИСЬ! Я ТУТ ОХРАННО СТОЮ, ДЛЯ ПОРЯДКУ И СПОКОЙСТВИЮ ВСЕОБЩЕГО! А ТЫ ГОНОШИШЬСЯ, А ЕЩЁ, БЛИН, ПОЖИЛАЯ ЖЕНЩИНА! СТЫД,- грит,- ЗНАТЬ ТЕБЕ НАДО! ВОТ!..» Ну-у, и тут она и пропала, быдто вовсе не бывала! Вот сука буду, всё так и было!.. Однажды в студёную зимнюю пору.
 
Tags: рассказы-импровизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments