korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Category:

Импровизация №3 "Вино и домино"

1278426021_1[1]

http://moiseykinsson.livejournal.com/ предложила название "Вино и домино", первую фразу: "Писатель удивлённо поднял голову и посмотрел на потолок, как только на страницу упала первая тёмно-красная капля" и последнюю фразу "Новый хозяин распорядился покрасить потолок в бордовый цвет".
Вот что получилось...


«Вино и домино.»



     Писатель удивлённо поднял голову и посмотрел на потолок, как только на страницу упала первая тёмно-красная капля. Он увидел, что между потолочными плитами, в белёсой впадине набухает зловещего цвета влага. О чём он подумал, думается, объяснять не стоит. По-интеллигентски пометавшись по комнате, писатель остановился и, беспомощно ощупывая в разных местах свой халат, стал соображать. Идти наверх, к соседу – не хотелось. Было страшно. А звонить в милицию… Вдруг всё-таки это не кровь? Вдруг – краска, или… ещё что-нибудь… безобидное… Ой, опять капнуло!
   Вот ведь как – сидел, писал новеллу о любви и вдруг… Капнуло! Эдгар По какой-то, честное слово!..
     Раздираемый самыми жуткими чувствами, писатель, наконец, пошёл наверх, к соседям. Живя анахоретом, он понятия не имел, кто обитает в соседних квартирах. Знал только, что живут какие-то люди. Ну, тут ошибиться сложно. Однако, как выяснилось…
     Местами опалённая, с живой, лезущей из дыр ватой дверь была приоткрыта. Помаявшись немного, прежде, чем войти, писатель постучал в дверную раму, жалобно крикнул «Эй, есть кто живой?!», обмер от этой своей фразы и, наконец, слегка толкнул дверь. В лицо пахнуло чем-то дружественно-тёплым. Зазолотились на обоях завиточки орнамента. Несмело писатель шагнул через порог.
     - Что тут у вас происходит?
     И тут пол под ногами поехал, как подвижная дорожка, поплыли назад, за спину, - стены, резные панели… Край глаза зацепить успел овал старинной рамы, пару настенных бра со свечками… И ещё ничего не осознав, писатель в плюшевом своём халате въехал в комнату с высоким (нестандартным) потолком, а в центре ужасающих размеров стол из дуба, а за столом – десяток лихих гномов в клопаках… О Господи…

     В тяжеленных канделябрах трещат и тают свечи. По стенам – развесистые рога и рога кривые, как кинжалы. В потолок ввинчено кольцо. Из кольца свисает сложное сплетение цепей, на которых – чудовищных размеров колесо, и в колесе – тоже горят свечи.
     Недавно гномы трапезничали, а теперь скатерть откинута, часть бронзовой и золотой посуды сдвинута на край или сброшена на доски пола. Сидят гномы и режутся в домино, стучат костяшками слоновой кости, прихлёбывают из кубков…
     Один кувшин откатился в сторону, и багровая жидкость из него вытекла, почернела, впитавшись в пол. Так вот, что в нижнюю квартиру просочилось-то!..
     Самый старший из гномов (он и ростом повыше, и борода у него поклочковатей) глянул поверх круглых очков на писателя. Один в один раввин из синагоги!
     - Смотри-ка, писатель!- и улыбнулся, отчего борода раскрылась веером.- Зачем пожаловал, мил-человек?
     - Побеспокоили!- проворчал другой, с носом как немецкая колбаска.- Чего, дружок, вином залили или стуком напугали?
     - Да вы…- ошалело произнёс писатель и без сил на пол осел.
     - Стул подайте!- приказал старший и шмякнул костью по столу, пристраивая её к доминошной белой дорожке.
     Пара гномов помогли сесть в кресло, дали для ободрения организма кубок с вином.
     - Не тушуйся, Достоевский!- подмигнул толстячок в жёлтом колпаке.- Небось не отравим! Пей, Гертруда – дают покуда!
     Да пошло оно всё! Выпил. Ну и запах! Ну и вкус!.. А ощущение, как выпил, такое – словно в тебя Весна вошла. Аж зачирикало в ушах!..
     - Вкусно?- улыбнулся старший.- Как в сказке, да? А ты говоришь – кровь!
     - Ну чего смущаете мужика,- заступился носатый.- Хошь с нами поиграть?
     - Ребят… това… гос… спода,- тихо одуревал писатель.- Как же это? Колдовство какое…
     - Ну ничего, ничего, пусть попривыкнет сперва,- миролюбиво сказал старший.- Эу, Айа! Айа!..
     Выпорхнула откуда-то маленькая такая куколка: шапочка фунтиком, крылышки шелестят стрекозиные.
     - Что, мой золотой?
     - Поухаживай за гостем, чтоб не томился занапрасно…
     Лукавые синенькие точечки глаз глянули на писателя.
     - Вино? Домино? Или желаете пока ознакомиться с цветочными ароматами? У нас коллекция не самая последняя в мире…
     Подлетела к буфету-громадищу, отворила дверку, а там на полках флаконо-о-ов!..

     Сон не сон, галлюцинация не галлюцинация, а писатель домой не вернулся. Не захотел. Видно, много чего интересненького он там, в верхней квартире, увидел…
     А в его квартиру после визита милиции, описи и прочей ерунды вселился потом новый хозяин. Далеко не писатель – директор продуктового магазина «Каравай». Затеял, разумеется, евроремонт, но как работяги ни кряхтели – бордовое пятно на потолке замазать-заштукатурить не получалось…
     Ну так что ж? Новый хозяин распорядился покрасить потолок в бордовый цвет.
Tags: рассказы-импровизации
Subscribe

  • Прощание

    Закрыть совсем ЖЖ решиться не могу. Но публиковать тут что-нибудь больше, пожалуй, не буду. Спасибо всем, кто заходил, смотрел, интересовался! На…

  • ХОККУ

    Кстати о хокку... Попробовал сегодня взять несколько НАСТОЯЩИХ ЯПОНСКИХ ХОККУ и заменить в них последнюю строчку. Вот что получилось. Сначала…

  • ХОККУ И ТАНКИ

    ХОККУ И ТАНКИ * * * От прямых и тупых, от раняще-острых углов, с кем бежать мне туда, где нет геометрии мнений? Не с кем… Не с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments