korpilyon (korpilyon) wrote,
korpilyon
korpilyon

Category:

"Солнечный удар"

Моментальный снимок 12 (19.09.2011 20-58)

Солнечный удар


Посмотрел только что последний фильм Никиты Михалкова. Да, тот самый, по Бунину.
И вот знаете… Не то, чтобы захотелось поделиться впечатлениями, а захотелось – поразмышлять. Именно в письменной, точнее, печатной, форме. Зачем? Да чтобы самому разобраться в своих ощущениях. Когда размышляешь, обращаясь к читателям ЖЖ, невольно собираешься. Стремишься к объективности. Короче, мысль лучше концентрируется. Ну, вы-то, уважаемые блоггеры, это знаете…
И ещё. Обращаясь к кому-то: к читателю, другу, знакомому, - каким-то мистическим образом ты получаешь поддержку. Даже если читатель молчит, друг зевает, а знакомый с показной вежливостью произносит: «Да-а, это всё очень интересно, что вы говорите…»
Видимо, это ощущение поддержки возникает оттого, что любой монолог – это, если не молитва, то, как минимум – попытка преодолеть ощущение одиночества…

Ощущение одиночества… Вот, кстати, главное, что было испытано мной после просмотра «Солнечного удара». Хотя, казалось бы, тема – моя. Я с детства симпатизировал белогвардейцам, глубоко переживал из-за того, что победили «товарищи». Это – моя, личная тема. В школе я скрывал свою приверженность «царскому режиму» (а как было не скрывать?!). Позднее же, когда ругать коммуняк стало модно, а портреты белых генералов начали продавать возле метро, я не особо радовался. Не думал, что вот, мол, пришло моё время. Моё время – там осталось, в старорежимном прошлом.
А если кто и начинает писать, снимать, сочинять на дорогую мне тему, так получается – «Солнечный удар»! Опять я в одиночестве! Ну не так я люблю Белую гвардию, как Михалков, совсем не так!
Если отвлечься от последнего произведения Никиты Сергеевича и попытаться вспомнить, были ли вообще хорошие фильмы о белогвардейцах, на память, само собой, приходят «Дни Турбиных» Басова. Высоцкий в роли поручика Брусенцова в «Служили два товарища» - также чудо, как хорош. Ну да, ещё Ульянов – Чарнота в «Беге»… Очень недурён сериал «Гибель империи», кстати… А что, как любят выражаться учителя литературы, объединяет этих героев? Турбиных, Брусенцова, Чарноту? Все они – живые, в них есть обаяние. Их фразы, их интонации – хочется повторять. С ними можно сравнивать своих знакомых. «Ты, прям, как Мышлаевский из «Турбиных»!». «Идёт такой походкой… Ну, как Высоцкий в роли Брусенцова!» «Он такой хороший-хороший… Знаете, на кого похож? На героя Башарова в «Гибели империи»…»
А кто запомнится из «Солнечного удара»? Главный герой? Он подтянутый, в белом кителе… У него пшеничные усы. Внешне похож несколько на Евгения Миронова. А последний, кстати, его и озвучивал… Всё. По-моему, это всё, что можно сказать о главном герое.
О главной героине же – и того меньше. Вроде бы и красивая, да… что-то не то. Не трогает… По замыслу, она должна быть материализовавшейся грёзой. Но забывается она, как неинтересный сон. А шляпки у неё ничего, изящные…
Ну и какой может быть любовь между белым кителем и шляпкой (пусть даже самой изящной)? Вот если бы облачить в такие костюмы живых, настоящих людей…
Второстепенные, третьестепенные герои – не многим интереснее героев главных. Ну да, запоминаются более или менее дерзкий офицер (как образ – клон начальника контрразведки из михалковской же «Рабы любви»). И предавший его полковник (или подполковник).
Я написал «запоминаются», но запомнились они именно мне. Другим зрителям в память могли запасть и фокусник, и есаул, и фотограф… Но, откровенно говоря, не очень-то я верю, что надолго они западут в память. Лица офицеров, дам, большевиков – мелькают, как карточные короли, дамы и валеты. И фокусник – типичный джокер.
Как писал Аркадий Гайдар, «и всё бы хорошо, да… нехорошо». Все стараются, даже из кожи вон лезут, а ощущение пустоты не покидает все эти три часа, что длится фильм. Наверно, важную роль здесь играет и то, что уж очень рабски все копируют манеру игры самого Михалкова. Даже мальчишка, который, наверно, понравился многим зрителям: он там играет очень старательно, его много в кадре. Дети всегда трогают большую часть аудитории…
Но меня мальчик, сколько он был на экране, столько и раздражал заученностью интонаций, жестов… И жесты, и интонации – опять-таки михалковские! Даже у ребёнка…
И впервые голос любимого мной Евгения Миронова, озвучивавшего главного героя, меня не радовал. И по той же причине: Миронов тоже говорил, как Никита Михалков.
Согласитесь, это симптоматично: главный герой похож внешне на того, кто его озвучивал, а озвучивавший копировал манеру играть и говорить – режиссёра! То есть главного-то героя фактически нет! Он – тень, непонятно кем отброшенная.

Рассказ «Солнечный удар» я слышал ещё в детстве, в исполнении Михаила Ульянова. Он превосходно его прочитал. Главное, что ему удалось передать, - импрессионистическую живопись бунинской прозы. Мир внезапно преобразился из-за вспыхнувшей в молодом офицере любви. Цвета стали петь. Звуки обрели внешность. Запахи стали осязаемы… И грусть от того, что герои рассказа (он и она – любовники) потеряли друг друга – грусть особая… преображённая…
А в фильме… Летает навязчиво, мучительно долго голубой эшарп (постарались компьютерщики!)… Эшарп – навязчивый, как идея…
И огромная часть сцен – безрадостные режиссёрские самоповторы. И прятала уже обольстительную улыбку под воздушной каруселью шляпы Елена Сафонова в «Очах чёрных». И бежал так же, мальчик на фоне позолоченного солнцем пейзажа («Несколько дней из жизни Обломова). Кричал, правда, про маменьку, а не про забытые часы, но… какая разница-то? Про маменьку как-то трогательней… Да и постельная сцена такая уже была, была… При другом освещении, в другом ракурсе, но была же! В «Утомлённых солнцем»… Всё это было…

Прошу прощения, что пишу сбивчиво, но я же просто думаю вслух…
Да, все знают: раньше Никита Михалков снимал проникновенные талантливые фильмы, а сейчас снимает фильмы помпезные, масштабные и мёртвые. Они так же помпезны и мертвы, как… не так давно восстановленный дворец в Царицыно. И всё бы хорошо, да нехорошо… Но вот жалко… Правда, мне очень жалко, что так получилось.
Идеи же режиссёрские мне скучно вычислять. А их ведь вычислять надо. Не воспарять для их понимания, не погружаться помимо воли, а вы-чис-лять. Главная идея тут – как отгадка ребуса. Ребуса сложного, затейливого. Но… чисто внешне… А по сути всё слишком скучно, примитивно и невдохновляюще…
Да пёс с ними, с идеями! Ну какая особо оригинальная идея в «Место встречи изменить нельзя»? «Вор должен сидеть в тюрьме»? Быть благородным и мужественным – вот в чём истинное счастье? С этим не поспоришь, но оригинального тут маловато. Однако, этот фильм… Для интереса приведу только один пример. Помните, когда Манька Облигация пишет показания в милиции, она, не глядя, суёт Жеглову кулёк с конфетами или засахаренными фруктами?
- Хочешь?
- Да не ем я сладкого…
Господи! Ну какая чепуха!.. Но сколько же в этом моменте – ЖИВОГО, естественного, человеческого… обаятельного!.. И никакой идеи. Просто в этом моменте – органичная, неподдельная… любовь. Любовь к людям. Живое и тёплое чувство.
В «Солнечном ударе», продуманном, просчитанном, вычисленном – нет ни одной живой, естественной сцены. Да ладно сцены – даже реплики! Всё делается чётко, заученно, как по команде. И шутки неестественны. И смех ненатурален. И слёзы выдавливаются из глаз опять же – по команде!
И навязчиво, до тошноты навязчиво повторяют все зачем-то одну и ту же фразу. Видимо, чтобы лучше вдолбилась в зрительские бошки… Всё продуманно, всё как нужно…
Милый и родной сердцу моему Александр Галич спел когда-то:

Всё, как нужно он сказал, всё, как нужно…
До чего же, братцы, глупо и скучно!..

«Задумайтесь о судьбе России!» Вот, наверно, какой девиз у этого фильма. Но я задумываюсь о судьбе Никиты Михалкова… Только об этом. Мне жаль, что он перестал снимать талантливые фильмы… Ну да, ну да… занесло человека… в гибельные, как говорится, выси… Ну и Бог с ним, да?..
Но мне жалко! Раньше-то я смотрел те же «Пять вечеров» - и чувствовал, что не одинок, что есть кого любить… и есть с кем вместе можно любить…
А вчера вечером, досматривая «Солнечный удар», я был одинок и грустен… И главное в этом мёртвом фильме – мои любимые белогвардейцы!!!..

Заканчиваю. И под занавес, к нижней части страницы… Забавно, да? Страница строится, как дом, только начинаешь её «выстраивать» сверху, а не с фундамента… Под занавес, вспомнил я блистательного белого офицера! Прекрасного, живого… хоть и довольно подлого по фильму… Как он говорил там?
- Такое бывает в жизни только раз! Понимаешь? РАЗ!!!..
Ротмистр Лемке. В исполнении Кайдановского. В первом фильме Никиты Михалкова «Свой среди…». Ну, вы все знаете!..
Tags: монологи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments